Аглая Демидова: судьба женщины-вора в законе. Верка корма


Аглая Демидова | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |

История знает немного женщин, которых короновали как воровок в законе. Одной из таких авторитетов была красавица Аглая Демидова. В местах лишения свободы она провела в общей сложности 12 лет. Демидовой было суждено стать последней воровкой в законе. Год рождения Аглаи Михайловны Демидовой доподлинно неизвестен. Еще в подростковом возрасте она начала «специализироваться» на воровстве. Первый срок отсидела в колонии для несовершеннолетних, за которым последовали еще три отсидки — уже в тюрьмах и колониях строгого режима. Хотя в основном Аглая грабила квартиры и магазины, не брезговала она и карманными кражами. Они-то и стали причиной ее последнего ареста.

На «Крестьянском рынке» в Москве воровку взяли с поличным. Помог в этом сотрудник милиции, работавший под прикрытием. За эту кражу Демидова была осуждена на 10 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

Жизнь на зоне

Попав в колонию, Аглая Демидова установила в бараке жизнь по понятиям. Она собрала группу верных ей людей – так называемую семью, состоявшую из блатных. В «семье» царили взаимопомощь и поддержка. Члены этой группы делили между собой поровну отобранное у других.

Поскольку Аглае Демидовой пришлось устанавливать свой авторитет в бараке силой, потеснив в правах проститутку Верку Корму, та затаила обиду и выискивала момент для мести. Вскоре подвернулся подходящий случай. Преступная «королева» задумала побег, для осуществления которого ей было необходимо попасть в районную больницу. С этой целью Аглая вступила в интимные отношения с начальником санитарной части доктором Залевским. Также она дала ему взятку в виде золотых сережек. Корыстный врач помог ей, написав историю псевдоболезни.

Верка Корма выследила воровку в момент интимной встречи с начальником санчасти и донесла администрации о неуставных отношениях Демидовой с доктором. Однако скандал замяли, а дело о липовой болезни уничтожили. Но Верка не успокоилась и написала маляву другим ворам в законе. Воровской сходняк постановил убить Демидову. Основанием для такого вердикта было непреложное правило закона воров: тесный контакт с «лепилой» (медработником) – то же самое, что сотрудничество с «красными», представителями силовых структур. Для того чтобы другим было неповадно входить в контакт с властями, воры придумали Аглае самое унизительное наказание: проститутка должна была убить воровку собственноручно. Это был беспрецедентный случай, ведь таким постановлением воровской суд чести, по сути, раскороновал Аглаю Демидову.

В соответствии с воровскими понятиями коронованного авторитета имеет право убить лишь тот, кто стоит с ним на одной ступени, то есть вора может убить только вор, а жрицы любви – каста, которая сродни «мужикам» в мужской колонии и считается ниже блатных, не говоря уже о ворах.

Когда Верка Корма пыталась задушить Аглаю, одна из девушек, входящих в состав зековской «семьи» Демидовой, заступилась за авторитетную воровку. Остро заточенным ножом она одним ударом убила Корму. В тот момент в барак ворвалась охрана. Демидова схватила старшую надзирательницу и стала бить ее головой об стену. Воровку прикладами отогнали от охранницы, но было поздно — надзирательница скончалась. Это было первое убийство, совершенное Аглаей Демидовой.

Побег

За убийство с отягчающими обстоятельствами раскоронованной воровке грозила высшая мера наказания – расстрел. Суд был назначен в поселке Таежный. Туда Аглаю конвоировали два охранника. По дороге они остановились покурить. Один из охранников решил вступить в интимную связь с Демидовой и повел ее в лес. Существует несколько версий произошедших дальше событий.

Так, по версии писателя Варлама Шаламова, которую он высказал в одной из своих книг, Аглая схватила автомат и убила конвоира. По другой версии, во время прелюдии женщина вонзила цыганскую иглу в шею охранника, попав в сонную артерию. Обе версии сомнительны. Выстрелы из автомата слышны на большом расстоянии, и второй охранник услышал бы их и прибежал. А смерть от прокола сонной артерии не наступает мгновенно, и подвергшийся нападению мужчина обязательно поднял бы шум. Как бы то ни было, но заключенной удалось бежать, а список ее преступлений пополнился еще одним убийством.

Смерть Аглаи Демидовой

По утверждению Шаламова, правоохранителям удалось задержать Демидову через двое суток. Дальше был суд. Другие источники рассказывают о том, что Аглая с геологами добралась до Москвы и пришла к Тимофею — своему сожителю, вору по прозвищу Жиган. Он знал, что его возлюбленная вступила на зоне в интимную связь с доктором. Одно из правил уголовного мира гласит: женщина вора не должна заниматься любовью с другими мужчинами, даже если это сделано ради свободы или спасения жизни. Подобные проступки в воровской среде не прощают. Оскорбленный, потерявший доверие к Аглае Жиган не смог стерпеть обиду и зарезал воровку. Позже воровской мир на одной сходок постановил: «Никогда больше женщин не короновать!»

www.mzk1.ru

Жизнь и смерть последней воровки в законе :: Общество :: Дни.ру

Жизнь криминальных авторитетов окутана флером таинственности. Образ брутальных мужчин с золотой цепью на шее и пальцами в перстнях – классический образ вора в законе. Но, среди воротил преступного мира были и женщины, которые пользовались неприкосновенностью в обществе уголовников и преступников. Одна из них – Аглая Демидова, которая стала последней в СССР коронованной воровкой в законе.

Вор в законе – авторитет, живущий по правилам и понятиям. Ему нельзя нарушать Уголовный кодекс, нельзя вступать в брак  и заниматься политикой, запрещено работать на государство. Ограничений в негласном воровском кодексе до сих пор существует немало, но они касаются исключительно представителей сильного пола.

Но, в советской истории были и отпетые уголовницы, которые носили титул воровок в законе. Однажды этой истории пришел конец – короновать женщин строго-настрого запретили. Произошло это после того, как воровка Аглая Демидова вступила в связь с лагерным врачом.

История эта из 60-х годов ХХ века. В одну из камер женского лагеря в разгар так называемой свадьбы вошла новая арестантка. Девчонки веселились и поздравляли молодых – девушек-лесбиянок – как вдруг вошедшая новенькая, не поздоровавшись, заняла самые лучшие нары в камере, сбросив вещи их хозяйки на пол.

В жестокой драке новенькая одержала верх. Теперь она была главной. Это была Аглая Демидова – воровка-домушница и налетчица, молодая, дерзкая, бесстрашная и неописуемо красивая.

В блатном мире 40-60-х годов были две касты привилегированных женщин  – это воровки и проститутки. Аглая относилась к первым, значительно меньшим, но более уважительным арестанткам.  Демидова отрицала лесбийскую любовь, а на воле у нее был суженный - Тимофей по кличке Жиган и это противоречило воровскому кодексу.

Воры по понятиям  не имели права на женитьбу, но порой ни деньги, ни власть, не правила воровского мира не могли сломить любовь, которая может или погубить, или сделать самым счастливым.

Поскольку Аглае Демидовой пришлось устанавливать свой авторитет в камере , потеснив в правах "смотрящую" проститутку Верку Корму, та затаила обиду и выискивала момент для мести. Вскоре подвернулся подходящий случай.

Преступная "королева" задумала побег, для осуществления которого ей было необходимо попасть в районную больницу. С этой целью Аглая вступила в интимные отношения с начальником санитарной части доктором Залевским, но сначала дала ему взятку – подарила свои золотые сережки. Корыстный врач помог ей, написав историю болезни, которой не было. Туберкулез – распространенная болезнь среди заключенных – таков был диагноз.

Но Верка Корма выследила воровку в момент интимной встречи с начальником санчасти и донесла администрации о неуставных отношениях Демидовой с доктором. Однако скандал замяли, а дело о липовой болезни уничтожили. Но Верка не успокоилась и написала письмо (маляву – по тюремным понятиям) другим ворам в законе. Воровской сходняк постановил убить Демидову.

Основанием для такого вердикта было непреложное правило закона воров: тесный контакт с медработником – то же самое, что сотрудничество с представителями силовых структур. Для того чтобы другим было неповадно входить в контакт с властями, воры придумали Аглае самое унизительное наказание: проститутка Верка должна была убить воровку собственноручно. Это был беспрецедентный случай, ведь таким постановлением воровской суд чести, по сути, раскороновал Аглаю Демидову.

После удачной имитации туберкулеза воровку Аглаю повезли в тюремную больницу. По дороге туда два молодых солдата-охранника не отказали ей в любезности отпустить попудрить носик в лесочке по дороге. Один из конвоиров пошел ее сопровождать и стал домогаться, Аглая вынула из сапога огромную цыганскую иглу и молниеносно воткнула ее ему в сонную артерию. Пока второй конвоир их ждал, предвкушая что может и ему свезет, Аглая была такова. Выбравшись из лесу, она с таежными геологами, встретившимися ей по пути,  добралась до ближайшего города.

С любимым Тимофеем Аглая встретилась спустя несколько дней, у них была бурная ночь, но только на утро он предъявил ей претензии в измене с тюремным доктором. Оказывается, жениху Аглаи  прислали из лагеря письмо, в котором описали прегрешения невесты.

Тимофей Жиган выполнил свой долг перед ворами и застрелил любимую. Воровская честь оказалась выше любви. Позже на сходке воров в законе  было решено, что впредь женщин нельзя короновать. Так закончилась история последней воровки в законе Аглаи Демидовой.

www.dni.ru

Жизнь и смерть последней воровки в законе :: Общество :: Дни.ру

Жизнь криминальных авторитетов окутана флером таинственности. Образ брутальных мужчин с золотой цепью на шее и пальцами в перстнях – классический образ вора в законе. Но, среди воротил преступного мира были и женщины, которые пользовались неприкосновенностью в обществе уголовников и преступников. Одна из них – Аглая Демидова, которая стала последней в СССР коронованной воровкой в законе.

Вор в законе – авторитет, живущий по правилам и понятиям. Ему нельзя нарушать Уголовный кодекс, нельзя вступать в брак  и заниматься политикой, запрещено работать на государство. Ограничений в негласном воровском кодексе до сих пор существует немало, но они касаются исключительно представителей сильного пола.

Но, в советской истории были и отпетые уголовницы, которые носили титул воровок в законе. Однажды этой истории пришел конец – короновать женщин строго-настрого запретили. Произошло это после того, как воровка Аглая Демидова вступила в связь с лагерным врачом.

История эта из 60-х годов ХХ века. В одну из камер женского лагеря в разгар так называемой свадьбы вошла новая арестантка. Девчонки веселились и поздравляли молодых – девушек-лесбиянок – как вдруг вошедшая новенькая, не поздоровавшись, заняла самые лучшие нары в камере, сбросив вещи их хозяйки на пол.

В жестокой драке новенькая одержала верх. Теперь она была главной. Это была Аглая Демидова – воровка-домушница и налетчица, молодая, дерзкая, бесстрашная и неописуемо красивая.

В блатном мире 40-60-х годов были две касты привилегированных женщин  – это воровки и проститутки. Аглая относилась к первым, значительно меньшим, но более уважительным арестанткам.  Демидова отрицала лесбийскую любовь, а на воле у нее был суженный - Тимофей по кличке Жиган и это противоречило воровскому кодексу.

Воры по понятиям  не имели права на женитьбу, но порой ни деньги, ни власть, не правила воровского мира не могли сломить любовь, которая может или погубить, или сделать самым счастливым.

Поскольку Аглае Демидовой пришлось устанавливать свой авторитет в камере , потеснив в правах "смотрящую" проститутку Верку Корму, та затаила обиду и выискивала момент для мести. Вскоре подвернулся подходящий случай.

Преступная "королева" задумала побег, для осуществления которого ей было необходимо попасть в районную больницу. С этой целью Аглая вступила в интимные отношения с начальником санитарной части доктором Залевским, но сначала дала ему взятку – подарила свои золотые сережки. Корыстный врач помог ей, написав историю болезни, которой не было. Туберкулез – распространенная болезнь среди заключенных – таков был диагноз.

Но Верка Корма выследила воровку в момент интимной встречи с начальником санчасти и донесла администрации о неуставных отношениях Демидовой с доктором. Однако скандал замяли, а дело о липовой болезни уничтожили. Но Верка не успокоилась и написала письмо (маляву – по тюремным понятиям) другим ворам в законе. Воровской сходняк постановил убить Демидову.

Основанием для такого вердикта было непреложное правило закона воров: тесный контакт с медработником – то же самое, что сотрудничество с представителями силовых структур. Для того чтобы другим было неповадно входить в контакт с властями, воры придумали Аглае самое унизительное наказание: проститутка Верка должна была убить воровку собственноручно. Это был беспрецедентный случай, ведь таким постановлением воровской суд чести, по сути, раскороновал Аглаю Демидову.

После удачной имитации туберкулеза воровку Аглаю повезли в тюремную больницу. По дороге туда два молодых солдата-охранника не отказали ей в любезности отпустить попудрить носик в лесочке по дороге. Один из конвоиров пошел ее сопровождать и стал домогаться, Аглая вынула из сапога огромную цыганскую иглу и молниеносно воткнула ее ему в сонную артерию. Пока второй конвоир их ждал, предвкушая что может и ему свезет, Аглая была такова. Выбравшись из лесу, она с таежными геологами, встретившимися ей по пути,  добралась до ближайшего города.

С любимым Тимофеем Аглая встретилась спустя несколько дней, у них была бурная ночь, но только на утро он предъявил ей претензии в измене с тюремным доктором. Оказывается, жениху Аглаи  прислали из лагеря письмо, в котором описали прегрешения невесты.

Тимофей Жиган выполнил свой долг перед ворами и застрелил любимую. Воровская честь оказалась выше любви. Позже на сходке воров в законе  было решено, что впредь женщин нельзя короновать. Так закончилась история последней воровки в законе Аглаи Демидовой.

www.dni.ru

судьба последней женщины-вора в законе — Рамблер/новости

История знает немного женщин, которых короновали как воровок в законе. Одной из таких авторитетов была красавица Аглая Демидова. В местах лишения свободы она провела в общей сложности 12 лет. Демидовой было суждено стать последней воровкой в законе.

Год рождения Аглаи Михайловны Демидовой доподлинно неизвестен. Еще в подростковом возрасте она начала «специализироваться» на воровстве. Первый срок отсидела в колонии для несовершеннолетних, за которым последовали еще три отсидки — уже в тюрьмах и колониях строгого режима.

Хотя в основном Аглая грабила квартиры и магазины, не брезговала она и карманными кражами. Они-то и стали причиной ее последнего ареста. На «Крестьянском рынке» в Москве воровку взяли с поличным. Помог в этом сотрудник милиции, работавший под прикрытием. За эту кражу Демидова была осуждена на 10 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

Жизнь на зоне

Попав в колонию, Аглая Демидова установила в бараке жизнь по понятиям. Она собрала группу верных ей людей — так называемую семью, состоявшую из блатных. В «семье» царили взаимопомощь и поддержка. Члены этой группы делили между собой поровну отобранное у других. Поскольку Аглае Демидовой пришлось устанавливать свой авторитет в бараке силой, потеснив в правах проститутку Верку Корму, та затаила обиду и выискивала момент для мести. Вскоре подвернулся подходящий случай.

Преступная «королева» задумала побег, для осуществления которого ей было необходимо попасть в районную больницу. С этой целью Аглая вступила в интимные отношения с начальником санитарной части доктором Залевским. Также она дала ему взятку в виде золотых сережек. Корыстный врач помог ей, написав историю псевдоболезни.

Верка Корма выследила воровку в момент интимной встречи с начальником санчасти и донесла администрации о неуставных отношениях Демидовой с доктором. Однако скандал замяли, а дело о липовой болезни уничтожили. Но Верка не успокоилась и написала маляву другим ворам в законе.

Воровской сходняк постановил убить Демидову. Основанием для такого вердикта было непреложное правило закона воров: тесный контакт с «лепилой» (медработником) — то же самое, что сотрудничество с «красными», представителями силовых структур.

Для того чтобы другим было неповадно входить в контакт с властями, воры придумали Аглае самое унизительное наказание: проститутка должна была убить воровку собственноручно. Это был беспрецедентный случай, ведь таким постановлением воровской суд чести, по сути, раскороновал Аглаю Демидову. В соответствии с воровскими понятиями коронованного авторитета имеет право убить лишь тот, кто стоит с ним на одной ступени, то есть вора может убить только вор, а жрицы любви — каста, которая сродни «мужикам» в мужской колонии и считается ниже блатных, не говоря уже о ворах.

Первое убийство — последняя капля

Когда Верка Корма пыталась задушить Аглаю, одна из девушек, входящих в состав зековской «семьи» Демидовой, заступилась за авторитетную воровку. Остро заточенным ножом она одним ударом убила Корму. В тот момент в барак ворвалась охрана. Демидова схватила старшую надзирательницу и стала бить ее головой об стену. Воровку прикладами отогнали от охранницы, но было поздно — надзирательница скончалась. Это было первое убийство, совершенное Аглаей Демидовой.

Побег

За убийство с отягчающими обстоятельствами раскоронованной воровке грозила высшая мера наказания — расстрел. Суд был назначен в поселке Таежный. Туда Аглаю конвоировали два охранника. По дороге они остановились покурить. Один из охранников решил вступить в интимную связь с Демидовой и повел ее в лес.

Существует несколько версий произошедших дальше событий. Так, по версии писателя Варлама Шаламова, которую он высказал в одной из своих книг, Аглая схватила автомат и убила конвоира. По другой версии, во время прелюдии женщина вонзила цыганскую иглу в шею охранника, попав в сонную артерию.

Обе версии сомнительны. Выстрелы из автомата слышны на большом расстоянии, и второй охранник услышал бы их и прибежал. А смерть от прокола сонной артерии не наступает мгновенно, и подвергшийся нападению мужчина обязательно поднял бы шум. Как бы то ни было, но заключенной удалось бежать, а список ее преступлений пополнился еще одним убийством.

Смерть Аглаи Демидовой

По утверждению Шаламова, правоохранителям удалось задержать Демидову через двое суток. Дальше был суд. Другие источники рассказывают о том, что Аглая с геологами добралась до Москвы и пришла к Тимофею — своему сожителю, вору по прозвищу Жиган. Он знал, что его возлюбленная вступила на зоне в интимную связь с доктором.

Одно из правил уголовного мира гласит: женщина вора не должна заниматься любовью с другими мужчинами, даже если это сделано ради свободы или спасения жизни. Подобные проступки в воровской среде не прощают.

Оскорбленный, потерявший доверие к Аглае Жиган не смог стерпеть обиду и зарезал воровку. Позже воровской мир на одной сходок постановил: «Никогда больше женщин не короновать!»

Читайте также

news.rambler.ru

Аглая Демидова: судьба женщины-вора в законе

История знает немного женщин, которых короновали как воровок в законе. Одной из таких авторитетов была красавица Аглая Демидова. В местах лишения свободы она провела в общей сложности 12 лет. Демидовой было суждено стать последней воровкой в законе.

Год рождения Аглаи Михайловны Демидовой доподлинно неизвестен. Еще в подростковом возрасте она начала «специализироваться» на воровстве. Первый срок отсидела в колонии для несовершеннолетних, за которым последовали еще три отсидки — уже в тюрьмах и колониях строгого режима.

Хотя в основном Аглая грабила квартиры и магазины, не брезговала она и карманными кражами. Они-то и стали причиной ее последнего ареста. На «Крестьянском рынке» в Москве воровку взяли с поличным. Помог в этом сотрудник милиции, работавший под прикрытием. За эту кражу Демидова была осуждена на 10 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

ЖИЗНЬ НА ЗОНЕ

Попав в колонию, Аглая Демидова установила в бараке жизнь по понятиям. Она собрала группу верных ей людей – так называемую семью, состоявшую из блатных. В «семье» царили взаимопомощь и поддержка. Члены этой группы делили между собой поровну отобранное у других. Поскольку Аглае Демидовой пришлось устанавливать свой авторитет в бараке силой, потеснив в правах проститутку Верку Корму, та затаила обиду и выискивала момент для мести. Вскоре подвернулся подходящий случай.

Преступная «королева» задумала побег, для осуществления которого ей было необходимо попасть в районную больницу. С этой целью Аглая вступила в интимные отношения с начальником санитарной части доктором Залевским. Также она дала ему взятку в виде золотых сережек. Корыстный врач помог ей, написав историю псевдоболезни.

Верка Корма выследила воровку в момент интимной встречи с начальником санчасти и донесла администрации о неуставных отношениях Демидовой с доктором. Однако скандал замяли, а дело о липовой болезни уничтожили. Но Верка не успокоилась и написала маляву другим ворам в законе.

Воровской сходняк постановил убить Демидову. Основанием для такого вердикта было непреложное правило закона воров: тесный контакт с «лепилой» (медработником) – то же самое, что сотрудничество с «красными», представителями силовых структур.

Для того чтобы другим было неповадно входить в контакт с властями, воры придумали Аглае самое унизительное наказание: проститутка должна была убить воровку собственноручно. Это был беспрецедентный случай, ведь таким постановлением воровской суд чести, по сути, раскороновал Аглаю Демидову. В соответствии с воровскими понятиями коронованного авторитета имеет право убить лишь тот, кто стоит с ним на одной ступени, то есть вора может убить только вор, а жрицы любви – каста, которая сродни «мужикам» в мужской колонии и считается ниже блатных, не говоря уже о ворах.

ПЕРВОЕ УБИЙСТВО – ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

Когда Верка Корма пыталась задушить Аглаю, одна из девушек, входящих в состав зековской «семьи» Демидовой, заступилась за авторитетную воровку. Остро заточенным ножом она одним ударом убила Корму. В тот момент в барак ворвалась охрана. Демидова схватила старшую надзирательницу и стала бить ее головой об стену. Воровку прикладами отогнали от охранницы, но было поздно — надзирательница скончалась. Это было первое убийство, совершенное Аглаей Демидовой.

ПОБЕГ

За убийство с отягчающими обстоятельствами раскоронованной воровке грозила высшая мера наказания – расстрел. Суд был назначен в поселке Таежный. Туда Аглаю конвоировали два охранника. По дороге они остановились покурить. Один из охранников решил вступить в интимную связь с Демидовой и повел ее в лес.

Существует несколько версий произошедших дальше событий. Так, по версии писателя Варлама Шаламова, которую он высказал в одной из своих книг, Аглая схватила автомат и убила конвоира. По другой версии, во время прелюдии женщина вонзила цыганскую иглу в шею охранника, попав в сонную артерию.

Обе версии сомнительны. Выстрелы из автомата слышны на большом расстоянии, и второй охранник услышал бы их и прибежал. А смерть от прокола сонной артерии не наступает мгновенно, и подвергшийся нападению мужчина обязательно поднял бы шум. Как бы то ни было, но заключенной удалось бежать, а список ее преступлений пополнился еще одним убийством.

СМЕРТЬ АГЛАИ ДЕМИДОВОЙ

По утверждению Шаламова, правоохранителям удалось задержать Демидову через двое суток. Дальше был суд. Другие источники рассказывают о том, что Аглая с геологами добралась до Москвы и пришла к Тимофею — своему сожителю, вору по прозвищу Жиган. Он знал, что его возлюбленная вступила на зоне в интимную связь с доктором.

Одно из правил уголовного мира гласит: женщина вора не должна заниматься любовью с другими мужчинами, даже если это сделано ради свободы или спасения жизни. Подобные проступки в воровской среде не прощают.

Оскорбленный, потерявший доверие к Аглае Жиган не смог стерпеть обиду и зарезал воровку. Позже воровской мир на одной сходок постановил: «Никогда больше женщин не короновать!»

xn--b1agop3c.xn--p1acf

Жизнь и смерть последней воровки в законе

Вор в законе – авторитет, живущий по правилам и понятиям. Ему нельзя нарушать Уголовный кодекс, нельзя вступать в брак и заниматься политикой, запрещено работать на государство. Ограничений в негласном воровском кодексе до сих пор существует немало, но они касаются исключительно представителей сильного пола. Но, в советской истории были и отпетые уголовницы, которые носили титул воровок в законе. Однажды этой истории пришел конец – короновать женщин строго-настрого запретили. Произошло это после того, как воровка Аглая Демидова вступила в связь с лагерным врачом. История эта из 60-х годов ХХ века. В одну из камер женского лагеря в разгар так называемой свадьбы вошла новая арестантка. Девчонки веселились и поздравляли молодых – девушек-лесбиянок – как вдруг вошедшая новенькая, не поздоровавшись, заняла самые лучшие нары в камере, сбросив вещи их хозяйки на пол. В жестокой драке новенькая одержала верх. Теперь она была главной. Это была Аглая Демидова – воровка-домушница и налетчица, молодая, дерзкая, бесстрашная и неописуемо красивая. В блатном мире 40-60-х годов были две касты привилегированных женщин – это воровки и проститутки. Аглая относилась к первым, значительно меньшим, но более уважительным арестанткам. Демидова отрицала лесбийскую любовь, а на воле у нее был суженный - Тимофей по кличке Жиган и это противоречило воровскому кодексу. Воры по понятиям не имели права на женитьбу, но порой ни деньги, ни власть, не правила воровского мира не могли сломить любовь, которая может или погубить, или сделать самым счастливым. Поскольку Аглае Демидовой пришлось устанавливать свой авторитет в камере, потеснив в правах "смотрящую" проститутку Верку Корму, та затаила обиду и выискивала момент для мести. Вскоре подвернулся подходящий случай. Преступная "королева" задумала побег, для осуществления которого ей было необходимо попасть в районную больницу. С этой целью Аглая вступила в интимные отношения с начальником санитарной части доктором Залевским, но сначала дала ему взятку – подарила свои золотые сережки. Корыстный врач помог ей, написав историю болезни, которой не было. Туберкулез – распространенная болезнь среди заключенных – таков был диагноз. Но Верка Корма выследила воровку в момент интимной встречи с начальником санчасти и донесла администрации о неуставных отношениях Демидовой с доктором. Однако скандал замяли, а дело о липовой болезни уничтожили. Но Верка не успокоилась и написала письмо (маляву – по тюремным понятиям) другим ворам в законе. Воровской сходняк постановил убить Демидову. Основанием для такого вердикта было непреложное правило закона воров: тесный контакт с медработником – то же самое, что сотрудничество с представителями силовых структур. Для того чтобы другим было неповадно входить в контакт с властями, воры придумали Аглае самое унизительное наказание: проститутка Верка должна была убить воровку собственноручно. Это был беспрецедентный случай, ведь таким постановлением воровской суд чести, по сути, раскороновал Аглаю Демидову. После удачной имитации туберкулеза воровку Аглаю повезли в тюремную больницу. По дороге туда два молодых солдата-охранника не отказали ей в любезности отпустить попудрить носик в лесочке по дороге. Один из конвоиров пошел ее сопровождать и стал домогаться, Аглая вынула из сапога огромную цыганскую иглу и молниеносно воткнула ее ему в сонную артерию. Пока второй конвоир их ждал, предвкушая что может и ему свезет, Аглая была такова. Выбравшись из лесу, она с таежными геологами, встретившимися ей по пути, добралась до ближайшего города. С любимым Тимофеем Аглая встретилась спустя несколько дней, у них была бурная ночь, но только на утро он предъявил ей претензии в измене с тюремным доктором. Оказывается, жениху Аглаи прислали из лагеря письмо, в котором описали прегрешения невесты. Тимофей Жиган выполнил свой долг перед ворами и застрелил любимую. Воровская честь оказалась выше любви. Позже на сходке воров в законе было решено, что впредь женщин нельзя короновать. Так закончилась история последней воровки в законе Аглаи Демидовой.

mirtesen.sputnik.ru

Иван Полуянов - Дочь солдата

* * *

Наташу Хомутникову пригласили на областное совещание молодых животноводов, и она уехала.

Верка развернулась.

Молоко из бидона первая наливала она. Сверху оно жирнее. Самые красивые, до блеска промытые турнепсины доставались ее телятам. Ахиллес и Минерва любят супик погуще, она им сварит на особинку, отдельно.

Солому для подстилки она таскала ту, что посуше. Ее телята не переносят сырости, да будет всем известно. Ты что, Маня? Возражаешь? Может, тебе резолюцию показать? Смешно, сам Потапов не возражает, а ты возражаешь!

- Ахиллес вчера чихал, так чихал! Ты не слышала разве?

- Ну да… чихал! - обиженно отвечала Маня. - Я каждый день чихаю, и то ничего.

Верка помчалась в правление.

- Мои головы, - запыхавшись, закричала с порога. - Мои головы…

- Что? - нахмурился Потапов. - Ну, что твои племенные головы?

- Да они лижут грязную стайку и жуют подстилку! Ахиллес метлу съел!

- На здоровье! - прогудел Родион Иванович и засмеялся. - На то и телята, чтобы жевать, чего не положено.

Кто был в правлении, глядя на красную, возмущенную Верку, засмеялись тоже.

Верка притопнула ботиком.

И, заметьте, не ушла из правления, пока своего не добилась: ее подшефным Родион Иванович распорядился сшить намордники.

Заикнулась она было и о том, что телятам отпускают плохое сено: черное, с плесенью.

- Хоть зеленые очки им выписывайте, - подражая взрослым скотницам, шумела Верка. - Без очков не смотрят телята на сено. Что это за корма?

- Точка! - рассердился Потапов всерьез. - Ступай, ступай, не то я пропишу тебе очки. Уроки учи лучше, нечего нам указывать. Нет кормов: были, да вышли.

Верка побежала к учителю. Что же получается, Петр Петрович? Это по-научному, что племенные телята получают корма наравне с остальными? Ах, я права, да? Кормов не хватает? Ну и что, я учитываю. Учитываю, что вас Потапов послушается.

Веркины телята в конце концов были поставлены на усиленный рацион. Хиля и Миня. Потому что звать проказливого бычка грозно - Ахиллесом, а неженку и лизунью телочку - Минервой? Нет, увольте Верку от этого!

И все Маня испортила…

Растеряха она беззаботная, вот кто. Бухнула в ведро, поставленное Веркой, три кружки вместо двух. Верка не заметила просчета.

Минька же и Хилька к молочку проявляли повышенный интерес. Когда их поили молоком, они крутили хвостиками. Хвостики у них крутились, как пропеллеры. Любо-дорого!

Само собой, остаток молока из бидона захватила Верка. Ты что, Маня? До чего стала поперечная, просто страх один! Ты не хочешь посмотреть, как Миня хвостиком крутит?

И вот Петр Петрович на вопрос в начале урока, все ли в порядке на ферме, получил от Мани ответ сбивчивый и путаный.

- Ага, в порядке. Среднесуточный привес хороший. Только…

Маня потупилась и теребила передник.

- Только у Веры обе подшефные головы поносом прохватило. Тетка Настя - она вместо Наташи - Вериным подшефным припарки делает.

Борьба за среднесуточный привес - не шуточки. Как Наташа говорит: "Телят воспитываем по холодному методу, а отношение к делу должно быть горячее". Холодный метод - значит, телят содержать в неотапливаемом помещении, а оттого они, согласно науке, меньше хворают и быстрее набирают вес, растут бодрыми и веселыми. Это Верка усвоила.

Всего-то у ней два теленка, две головы.

У Наташи - все двадцать четыре. Больше будет, раз отел идет.

Работает Наташа не часик-полтора, как она, Верка. Когда ни приди, Наташа у телят…

Верка не поленилась, высчитала, что Наташа работает больше ее в сто раз!

* * *

То, при одной мысли о чем Верку бросало в уныние, то и случилось.

Тетя нагрянула в телятник. С ней были Потапов и Николай Иванович. Тетины очки метали молнии, Родион Иванович конфузился, что никак ему не шло, то и дело вытирал платком багровую шею. Дядя посмеивался.

- Что такое? - повела тетя подбородком.

- Кухня, - доложил Потапов. - Кормовая.

Тетя сжала губы в ниточку.

- Скажите на милость! Сразу не разберешь… Копоть, сажа! И грязь эту тоже в котел, да?

Она проследовала дальше.

Очевидно, разговор начался раньше, здесь его тетя только продолжала.

- Это как вы объясните? - Тетя остановилась перед кучей навоза в проходе, указала на нее муфтой, из которой не вынимала рук. - Видимо, наглядное пособие? Николай Иванович, перестаньте строить смешки за моей спиной, наберитесь серьезности. Моя девочка… моя! И в такой обстановке?

- Настя, - свистящим шепотом позвал председатель.

- Я тута, - подошла телятница.

- Халява, - прошипел Потапов. - За что трудодни получаешь? Успела развести грязь… постаралась. В кузнице чище, чем у тебя в телятнике.

Екатерина Кузьминична изучала Настю поверх очков: кацавейка сплошь из заплат, лоснится от грязи, заплаты пришиты на скорую руку, фартук в навозе, из голенищ резиновых сапог торчат онучи. Лицо у Насти пунцовое, глаза, как щелочки, и словно заплыли жиром.

- Вы телятница?

- Я-то? Я временная, - высморкалась в фартук Настя. - Хомутникову замещаю. Своя корова не доена, не поена, а я тута убиваюсь.

- Начисто убилась! - остановил ее Потапов. - Где тачка? Вывези навоз… кому говорят? Кухню вымой… слышала?

Тетя, между тем, подошла к стайке с Веркиным "племенным ядром". Верка расчесывала шерстку Мине. Понятно, тетиной расческой. Нет, чтобы ее спрятать, растерялась.

- "Ахиллес" и "Минерва", - прочитала тетя на фанерке, прибитой к воротцам клетки. - Что-о?

- Клички, - Потапов смутился. - Громкие, конечно. Да ведь мифология…

- Понимаю, - отрезала тетя. - Верочка, за мной.

- Не пойду-у… - захныкала Верка, обнимая Миньку за шею.

Слезы тут как тут. Горючие слезы. Длинные слезы - по обеим щекам.

- Временная я! - кричала Настя с кухни. - Приедет Наталья, с нее спрашивайте. Вон печь дымит, как проклятая, а я за нее в ответе?

Дома на столе шумел самовар. Значит, тетя из-за самовара увела дядю и Родиона Ивановича.

По пути к Верке присоединились Леня с Веней. О Мане, праворучнице, говорить не приходится: так переживала за подружку, лица на ней не было:

- Больше не пустит тебя тетушка на ферму.

Друзья в избе примостились на лавочку у порога. Поглядывали на тетю Екатерину Кузьминичну. Шушукались. Переживали.

- Довольно! - говорила тетя, прихлебывая чай с блюдечка. Пить с блюдечка - тетина слабость. - Не позволю. Сегодня она полдня на ферме, завтра… Да я ее почти не вижу дома! Это вы называете: "трудовое воспитание"? Ну, знаете ли…

- По крайней мере, Верочка не вырастет белоручкой, - сказал дядя.

- Что-о? - Тетя отставила блюдечко. - У тебя язык повернулся такое мне сказать? У меня, при моем воспитании, Вера - белоручка?

- Ладно, - пошел дядя на попятную. - Оговорился, будем считать.

- То-то… У меня Верочка будет иметь детство, - грозно сказала тетя. - Золотое детство!

- Да-а… - заныла Верка. - У меня без того золотое. Без того ребята дразнят.

Лавочка у порога заскрипела.

Леня спрятал глаза. Веня успел отвернуться. А Маня замешкалась.

Грозный взгляд Екатерины Кузьминичны поднял ее с лавки.

- Вы дразните?

Маня проглотила набежавшую от волнения слюну и кивнула.

- Верочка, как тебя дразнят? Ну-ка?

Верка ябед не терпела. Каково же ей приходилось!

- Они дразнят, что я… Что я - тетечкина дочка.

Потапов хмыкнул, подтолкнул дядю локтем.

- Маня, повтори! - с напускной суровостью приказала Екатерина Кузьминична.

- "Верка - тетечкина дочка", - выпалила Маня в один дух и шмыгнула из избы.

Леня с Веней, фыркая, выбежали за ней следом.

- Слышал, Николай Иванович? - объяснила тетя гордо, она уже смягчилась. - Мое воспитание! Да я… Верочка, помой руки с мылом, садись пить чай. Да я на всех вас найду управу. Не усмехайся, Коля, будь посерьезнее, когда дело касается нашей девочки!

Глава XV. Костер

Председатель совета дружины семиклассник Володя объявил, что будет костер. Настоящий, не из электрических лампочек, а с огнем и дымом! В настоящем лесу!

Это здорово!

Верка была рада.

И не рада. Потому что всюду поспеть - надеяться нечего.

Весна…

Бушевал ночью теплый ветер, раскачал озеро, и затрещал лед. Как из орудия грохало, с таким треском он ломался. Озеро посинело, насупилось. Утром метались над ним чайки, стонали, заламывая острые крылья.

И вот уже ревет оглушительно Талица, зеленоватые, со стеклянным днищем льдины-крыги атакуют быки плотины, тычут тупыми рылами в берега, мутные волны заплескивают на мост.

Стремительные потоки кромсают, мелют лед в крошево.

Хруст, скрежет, гул…

А в голубой вышине плывут караваны перелетной птицы. Торопятся с юга в просторы тундры, в тишину заполярных островов.

Гуси-лебеди, оброните перышко!

Кому оно достанется, будет всех счастливее…

Мимо летят лебеди:

- Го-гонг! Го-гонг!

Не дают перышка, и не надо, если на то пошло. Не нужны Верке лебяжьи подарки. Без них она всех счастливее! Она совершила открытие. Открыла, что всю жизнь, не ведая о том, она ходила по земле. Ведь в поселке, в городе, не было видно земли: кругом опилки, щепа, опять опилки…

Здесь - земля. Ласковая земля! Хочется сбросить ботики и босиком нестись, куда глаза глядят, - по полям в щетине мятой серой стерни, по зеленеющим лугам, по ручейкам, шевелящим светлые травы на своем ложе.

profilib.net


Смотрите также