«Корм» Мира Грант читать онлайн - страница 22. Читать мира грант корм


Корм читать онлайн - Мира Грант (Страница 28)

Один из сотрудников службы, сидевший в первом джипе, поднял к губам микрофон.

— Положите анализаторы на землю и сделайте шаг назад. Вместо них мы выдадим новые. Не пытайтесь приблизиться к нашим сотрудникам. Любое резкое движение — и мы вас пристрелим.

Фары машин слепили меня даже через черные очки. Я подняла ладонь, в которой была зажата лицензия, и прикрыла ею глаза.

— Джо, это вы?

— Угадали, милая, — чуть более дружелюбно откликнулся мужчина. — Просто выйдите вперед и положите приборы, хорошо?

— Я вместе с прибором положу свою лицензию. Там важные медицинские данные.

Если они заставят меня сейчас снять очки, я, скорее всего, потеряю зрение.

Из громкоговорителя послышался другой голос — на этот раз женский и гораздо более строгий.

— Мисс Мейсон, мы знаем о вашем ретинальном синдроме. Пожалуйста, выполняйте наши инструкции.

— Да выполняем, выполняем! — прокричал Шон.

Он бросил на землю пакет с анализатором, а сверху лицензию. Я последовала его примеру, хотя постаралась сделать это аккуратнее, последним был Рик. Потом мы начали пятиться назад.

Успели отступить на несколько шагов, но тут Джо приказал:

— Довольно, милые. Теперь держитесь.

Открылась дверь медицинского фургона, и оттуда появились три сотрудника службы в специальных костюмах, защищающих от биологической опасности. Слышно было, как пыхтят генераторы, нагнетающие избыточное давление, которое не давало частицам извне проникать внутрь костюма.

Люди двигались удивительно проворно: явно проработали в этих громоздких нарядах не одну сотню часов. Забрали наши анализаторы и лицензии и положили вместо них три новых прибора, а потом удалились обратно в фургон.

— Пожалуйста, подойдите, распечатайте анализаторы и не двигайтесь с места, пока не получите отрицательных результатов, — велел Джо.

— Мы в такую игру в детстве играли, — пробормотал Шон, — когда надо выполнять указания ведущего.

— Только в моем детстве у ведущего обычно не было за спиной грузовика с напалмом, — отозвался Рик.

— Слабак.

Сотрудники ЦКПЗ оставили нам Эппл ХН-229, почти самую навороченную модель. Брат едва слышно присвистнул.

— Как о нас пекутся.

— Вроде того.

Я подняла устройство, сломала пломбу и сняла пластиковую крышечку. Нужно было засунуть туда всю руку целиком, до самого запястья. Как минимум пятнадцать иголок. Поморщившись, я закатала рукав.

Ободранную ладонь приятно охладил антисептик, но уже через мгновение в нее впились иглы. Сейчас начнется поиск вируса в крови, тщательный анализ. Замигали индикаторы — красный-желтый-зеленый.

Я сфокусировала на них все свое внимание без остатка (ведь сейчас от них зависела моя жизнь), поэтому даже не услышала, как кто-то в специальном костюме подошел ко мне сзади. Шею кольнуло. Тело сковало ледяное оцепенение, и я упала.

Последнее, что увидела, — цепочку зеленых огоньков, потом глаза закрылись, и все исчезло.

...

…когда я ушел из традиционных СМИ в онлайн-журналистику, мне бессчетное количество раз задавали один и тот же вопрос: «Почему?» Почему бросил успешную карьеру и сунулся в совершенно новую для себя область, где все профессиональные навыки не только вызовут насмешки, но и серьезно помешают? Почему человеку в здравом уме и твердой памяти (а меня именно таким обычно и считают) вздумалось вдруг так поступить?

У меня обычно была готова на этот случай красивая и удобная отговорка: мол, захотелось испытать себя и я твердо верю в необходимость рассказывать людям правду. Хотя последнее утверждение, безусловно, верно — я действительно считаю, что людям необходимо рассказывать правду, и именно этим и занимаюсь по сей день.

Я женился рано. Ее звали Лиза — умная, красивая, мы были безумно влюблены. Обвенчались еще студентами. Я собирался стать журналистом, а она — учительницей. Но с преподавательской карьерой пришлось повременить: ведь спустя три дня после выпуска мы получили положительные результаты теста на беременность. Мы очень обрадовались этим результатам. Пожалуй, последний раз в жизни нас порадовали результаты теста.

Наш сын, Итан Патрик Казинс, родился пятого апреля 2028 года. Весил восемь фунтов и две унции. Стандартная медицинская проверка выявила повышенный уровень Келлис-Амберли. Собственная мать, сама того не ведая, обрекла его еще до рождения. Последующее обследование показало, что в ее яичниках находились вирусные резервуары. На ее здоровье это никак не влияло, а вот нашему сыну повезло меньше.

Я счастливый человек: я прожил вместе со своим сыном девять прекрасных лет, хотя приходилось все это время соблюдать многочисленные предосторожности и карантинные нормы. Он любил играть в бейсбол. Перед своим последним Рождеством написал в письме Санта-Клаусу: «Пожалуйста, подари мне лекарство, чтобы мама и папа больше не расстраивались». Спонтанная амплификация произошла спустя два месяца и шесть дней после его девятого дня рождения. Мертвое тело при посмертной проверке весило шестьдесят два фунта и шесть унций. Лиза покончила жизнь самоубийством. А я? Я сменил профессию.

Но выбрал такую, где можно по-прежнему говорить людям правду.

из блога Ричарда Казинса«Другая правда»,21 апреля 2040 года.

Девятнадцать

Я проснулась в белой комнате, на белой кровати и в белой пижаме. Белый запах хлорки щекотал нос. Села на постели и тут же, ахнув, инстинктивно зажмурилась: на потолке ярко горели лампы. Только потом до меня дошло: я же лежала на спине с открытыми глазами, смотрела прямо на них, но совершенно не чувствовала боли. Пониженная чувствительность — один из ранних признаков амплификации Келлис-Амберли. Люди из ЦКПЗ поэтому на нас напали? Я в какой-нибудь мерзкой лаборатории? Про них ходило столько разных слухов, может, кое-что из этого и правда?

Осторожно потрогала лицо. Пальцы нащупали тонкую полоску, которая закрывала глаза и крепилась на переносице и висках; невероятно легкий пластик, почти не ощутимый. Знакомая штука — их уже лет пятнадцать используют в больницах: защитный поляризованный блокиратор ультрафиолетовых лучей, специально для страдающих ретинальным КА. Они баснословно дорогие (одна такая добавит к счету за госпитализацию долларов пятьсот, и это с учетом страховки) и очень хрупкие. Зато просто потрясающе фильтруют свет — ничего лучше ученые пока не придумали. Я немного успокоилась: значит, не амплификация. Меня всего-навсего похитил ЦКПЗ.

Слабое утешение, но все же.

Кроме меня в комнате никого не было. Белая кровать, белое постельное белье, белая тумбочка со специальными резиновыми накладками на уголках (такую не удастся использовать в качестве оружия) и огромное темное зеркало во всю стену. Я прищурилась — за стеклом просматривался пустынный коридор. За мной никто не наблюдал. Еще одно очко в пользу моего «не-зомби» состояния. Зараженного обязательно караулили бы охранники, хотя в принципе логичнее было бы сразу пристрелить.

Я смогла заглянуть за «зеркало» только благодаря ретинальному КА. Для обычных людей подобное стекло непроницаемо, и невидимые врачи могут спокойно наблюдать за ситуацией. В прошлом остались тяжелые мониторы и громоздкое оборудование, теперь в палатах вы найдете только гладкие поверхности, ячеистые сети для сенсоров и невидимые беспроводные датчики. И пациентам удобнее, и докторам не надо лишний раз входить в комнату, где больной каждую минуту может подвергнуться амплификации. Профессия медика и так считается не самой безопасной, и многие выбирают что-нибудь понадежней, например, журналистику.

Хотя в данный момент вряд ли бы назвала свою работу безопасной. Я закрыла глаза. И сразу же увидела перед собой Баффи с потемневшими из-за вируса радужками, Баффи, которая перестала быть собой. Наверное, теперь я буду всегда ее видеть. Всю жизнь.

Келлис-Амберли — наша реальность. Мы живем и умираем, а после смерти пробуждаемся и бродим, набрасываясь на бывших друзей и любимых. Исключений нет. Родителям пришлось застрелить родного сына — казалось бы, это должно было наложить отпечаток на всю семью. На самом деле мы с Шоном тогда были еще слишком маленькими и ничего толком не понимали. Для нас вирус стал просто фоном, частью повседневной действительности. Не будь его, мы просто по-другому проводили бы время, не тыкали бы ни в кого палкой. Баффи и Чак — первые близкие люди, которых у меня забрал Келлис-Амберли. Инфекция затронула судьбу моих родных, она убивала наших знакомых, например, охранников в Оклахоме или Ребекку Райман (хотя ее мы знали только по фотографиям). Но меня это никогда не касалось напрямую. Раньше, до Мемфиса.

Я открыла глаза. Страдай не страдай, а мертвых уже не вернешь. Надо разбираться с тем, что происходит здесь и сейчас. Нас по непонятным причинам усыпили и доставили сюда сотрудники мемфисского ЦКПЗ. Забрали одежду, оружие и записывающие устройства. Даже сережки-мобильники. Даже очки. Хотя вместо них у меня был теперь удобный блокиратор, я все равно чувствовала себя практически голой.

Мать говорила: женщина никогда не бывает по-настоящему голой, ведь у нее всегда имеется при себе плохое настроение и сердитый взгляд. Золотые слова. Я встала с кровати, подошла к двери и потянула за ручку.

Не заперто.

Не факт, что это хорошо.

В коридоре тоже никого и ничего — белые стены, белые полы и яркие лампы. Через каждые десять футов по обеим сторонам — такие же фальшивые зеркала, как и у меня в палате. Изолятор. Час от часу не легче. Я поправила на носу блокиратор (нужды в этом особой не было, но привычный жест меня чуть успокоил) и двинулась вперед.

В третьей комнате слева обнаружился Рик — лежал поверх покрывала в точно такой же белоснежной пижаме, как у меня. Мальчики или девочки — ЦКПЗ без разницы. Я постучала по «зеркалу», а потом открыла дверь и вошла.

— А обслуживание номеров у них тут имеется? Жизнь бы отдала сейчас за банку колы. Только потом хорошо бы воскреснуть.

— Джорджия! — Рик вскочил, в его голосе мешались радость и облегчение. — Слава богу! Когда я здесь проснулся, один, то испугался…

— Чего? Что кроме тебя не осталось никого живого? Извини, приятель, такое счастье тебе не светит.

Я прислонилась к дверному косяку и пригляделась к Казинсу. Никаких видимых травм или ранений. Хорошо. А то вдруг придется спешно выбираться отсюда.

— Когда я зла на кого-то, то становлюсь бессмертной.

— Ух ты.

— В смысле?

— Значит, ты никогда не умрешь. — Он замолк, а потом показал на свои глаза. — Джорджия, ты не…

— Точно. — Я легонько дотронулась до блокиратора. — Специальный пластик. Не пропускает ультрафиолет. Последние разработки в этой области. Даже лучше, чем мои очки, только все стало чересчур ярким.

— Ага. Так у тебя карие глаза.

— Да.

— Не знал. — Рик пожал плечами.

— Век живи — век учись. Так ты тут меня ждал? Шона видел? — спросила я нарочито веселым голосом.

— Нет, я же говорил, очнулся в полном одиночестве. Вообще никого не видел с того самого момента, как нас заклофелинил ЦКПЗ. Ты знаешь, какого черта тут вообще происходит?

— Думаю, они клофелину предпочитают рогипнол. В данную минуту меня гораздо больше интересует, где мой брат.

— То есть, — задумчиво протянул Рик, — поиски брата тебя интересуют больше, чем поиски правды?

— Шон — единственное, что для меня важнее правды.

— Но его здесь нет.

— И именно поэтому мы отправляемся его искать. Пошли.

Надо отдать Рику должное — спорить он даже не пытался.

— Двери не заперты, а значит, нас не считают зараженными.

— Или мы оказались в эпицентре вспышки вируса, и они просто запечатали все здание.

— Какой потрясающий воображение оптимизм.

— Как всегда. — Я криво улыбнулась.

— С каждым днем все лучше понимаю твоего брата.

— Сделаю вид, что этого не слышала.

Абсолютно пустой коридор, ряды одинаковых дверей в обоих направлениях. Я нахмурилась.

— Рик, ты представляешь себе стандартную планировку таких вот учреждений?

— Да.

В ответ на мою вопросительно поднятую бровь Казинс лишь пожал плечами.

— Мы с Лизой часто бывали в подобных местах.

— Понятно.

Повисла неловкая пауза.

— И куда идти?

— Налево. Все изоляторы ЦКПЗ обычно строятся по одинаковой схеме.

Логично. Зомби не способны анализировать и запоминать информацию, а в случае чего выжившие сотрудники точно будут знать, куда бежать. К тому же нельзя забывать про стадный рефлекс: люди, которые подверглись заражению, но еще находятся в сознании, бросятся к выходу и угодят прямиком в воздушный шлюз. А там, если результат анализа положительный, их пристрелят.

Я поспешила вслед за Риком, и тот оглянулся на ходу.

— Уверен, с Шоном все в порядке.

— М-м-м.

— Если бы у него случилась амплификация, мы бы заметили характерные признаки. Уж по крайней мере почувствовали бы запах дезинфектантов.

— М-м-м.

— Пользуясь возможностью, хочу сказать, не для протокола, у тебя очень красивые глаза, зачем прятать их за жуткими контактными линзами? Голубой цвет тебе не идет.

Я бросила на него взгляд исподлобья.

— А где обычное «м-м-м»? — улыбнулся Рик.

— Прости, когда я не знаю, где Шон, то начинаю немного нервничать.

— Джорджия, если это называется «немного нервничать», не хотел бы я с тобой встретиться, когда ты действительно волнуешься.

Я опять посмотрела на него исподлобья.

— А ты что-то слишком спокоен.

— Нет, — осторожно ответил журналист. — Это другое. Это шок. Будь я спокоен, я бы не боялся сейчас, что гибель Баффи вот-вот со всей силы стукнет меня по голове, как кирпич.

— Понятно.

На этот раз улыбка у Рика получилась натянутой и совсем невеселой.

— Об изоляторах ЦКПЗ я знаю из-за Итана. А о шоке — из-за Лизы.

Я не нашлась с ответом. Мы шагали по пустынному коридору, наши отражения белоснежными призраками мелькали в темных «зеркалах». Наконец впереди показалась стальная дверь: динамик переговорного устройства, рядом на стене висит анализатор.

— Как это мило.

— Переговорное устройство соединено с дежурным постом. А в анализатор вмонтирован передатчик, — пояснил Рик.

— Мило и практично, — признала я и нажала на кнопку. — Эгей?

— Джордж! — Голос у Шона был слишком уж бодрый; только я знала, что так он пытается скрыть горе и страх. — Решила вернуться в мир живых!

У меня камень с души свалился, я снова могла нормально дышать.

— Приятно знать, что ты его еще не покинул. В следующий раз хоть записку что ли оставь.

— Боюсь, мисс Мейсон, это я виноват, — вмешался какой-то незнакомец; говорил он с явным южным акцентом. — Мы не оставляем в палатах ничего, что можно было бы использовать в качестве оружия. Бумагу в том числе. Вы же понимаете — вынужденная мера.

— Джо? — нахмурилась я.

— Да, чертовски рад, что вы оба целы и невредимы.

Оба? Рик ни слова не сказал после того, как я нажала на кнопку. Внимательно вгляделась в потолок. Вот она — маленькая бесцветная полоска, слегка выделяется на фоне белоснежной плитки. Все еще держа палец на кнопке переговорного устройства, я посмотрела прямо на нее.

— Девчонки в старшей школе от вас, наверное, были без ума. Они обожают, когда за ними подглядывают.

— Джордж, не задирай парня. Зато я смог хорошенько разглядеть твою замечательную пижаму. Настоящий снеговик, как в том мультике. Ну, только у него не было ПМС.

— Через минуту снеговик тебя хорошенько отдубасит. Кто-нибудь может мне объяснить, что тут происходит? Пока я окончательно не вышла из себя.

— Джордж, дверь откроется только после анализа.

— Естественно.

Я шлепнула ладонью по диагностической панели и даже не поморщилась, когда в нее впились иголки. Какие-то из них я чувствовала, а какие-то нет. Толстые иглы ЦКПЗ использует скорее для достижения психологического эффекта: люди уверены, что их проверяют, только если ощутили привычную боль. А самые важные уколы производятся акупунктурными иглами, которые даже следов на коже не оставляют.

Над дверью зажегся индикатор: красный, и почти сразу же зеленый. Громко щелкнул замок.

— Я так полагаю, если Рик тоже попытается выйти, сработает сигнализация?

— Точно. Заходите в воздушный шлюз, дверь захлопнется, а потом он тоже сможет сдать анализ.

— Ясно.

Я кивнула Рику и вышла.

Если уж коридоры в изоляторе показались мне совершенно белыми и безликими, то герметичную камеру иначе как стерильной и назвать было нельзя: стены прямо сияли, отраженный от них свет резал глаза даже сквозь блокиратор. Я сощурилась и, пошатываясь, вышла на середину помещения.

Крякнул интерком.

— Стойте там, мисс Мейсон, — велел Джо.

— Закрыть глаза и не дышать?

— Именно, — в его голосе послышалось легкое удивление. — Всегда приятно иметь дело со знающими людьми.

— Слово «приятно» в данной ситуации не совсем уместно. Мне, возможно, станет приятно, когда я опять натяну свои штаны.

Ворчи не ворчи — быстрее одежду не выдадут, и Шона я быстрее не увижу. Я закрыла глаза, сняла блокиратор и глубоко вздохнула.

Знакомый запах хлорки и дезинфектантов. Из потолочных распылителей вырвалось прохладное облако и окутало меня целиком. Я задержала дыхание и стала считать про себя от двадцати до одного. Уже на семнадцати заработали вентиляторы, и мутная взвесь втянулась в маленькие люки в полу. Там ее обработают раскаленным воздухом, и все частицы вируса, которые уцелели во время химической обработки, погибнут. Образовавшееся в результате вещество сожгут. ЦКПЗ никогда не шутит с санобработкой.

— Мисс Мейсон, можете открыть глаза.

Я снова надела блокиратор. Над дальней дверью горел зеленый огонек, она распахнулась, как только я коснулась ручки.

За последние двадцать лет дежурные посты в медицинских учреждениях несколько изменились: теперь они походят на странный гибрид сестринской и военного КПП. На стенах тревожные кнопки, возле кулера большой шкаф с ружьями. На таком посту можно спастись, даже если повсюду свирепствует вирус. Когда воздушные шлюзы работают исправно и боеприпасов достаточно, тут можно продержаться несколько дней кряду. Так, например, случилось в Атланте: четыре медсестры, три доктора, пять охранников и восемнадцать пациентов почти целую неделю сидели в осаде. В конце концов к ним пробился отряд ЦКПЗ. Вспышка вируса тогда затронула весь район вокруг больницы. Про тот случай даже фильм сняли.

Шон, подлец, уже успел нарядиться в собственные одежки и теперь восседал прямо на столе с чашкой кофе в руках. Рядом стояли какой-то мужчина в медицинском халате, накинутом поверх костюма, и Райман. Сенатор, казалось, нервничал больше всех присутствующих. Мимо сновали медсестры и сотрудники ЦКПЗ. Они напомнили мне киношную массовку — эдакая одушевленная часть интерьера.

Райман первым меня заметил. На его лице отобразилось явное облегчение, он распрямился, быстрым шагом подошел ко мне и обнял. Я даже не успела понять, что происходит, только тихонько ахнула — с такой силой мужчина сдавил мои ребра. Обнять его в ответ не было никакой возможности. Сенатор еще крепче сжал объятия. Он явно не меня пытался успокоить, а успокаивался сам.

knizhnik.org

Корм читать онлайн - Мира Грант (Страница 22)

— Сенатор Райман знает о вашем местонахождении?

— Сенатор Райман дал нам разрешение на проведение этого расследования, — Рик сделал особое ударение на слове «сенатор». — Думаю, его заинтересуют наши находки.

Солдат снова совещался с кем-то. Неожиданно затрещал громкоговоритель, и оттуда послышался голос Раймана:

— Дайте сюда эту штуку. Что же вы творите? Это мои журналисты, а вы так с ними обращаетесь, будто они незаконно вторглись на мою же территорию. Тут явно не все в порядке, а вы как думаете?

Другой голос на заднем плане неразборчиво промямлил какие-то извинения.

— Конечно, не подумали, — грянул в ответ сенатор. — Ребята, вы как? Джорджия, девочка моя, ты с ума сошла? Надень немедленно очки. Думаешь, у слепого журналиста получится раскапывать мои маленькие грязные тайны?

— Сэр, эти славные люди заставили меня их снять!

— Славные люди с такими славными пистолетами, — присоединился Шон.

— Очень мило с их стороны, но теперь, Джорджия, надень их, пожалуйста, обратно. У тебя есть запасная пара?

— Есть, но в заднем кармане — боюсь, уроню.

Всегда беру с собой запасные. Лучше три пары. Ясное дело, на случай заражения, а не на случай агрессивных военных.

— Шон, достань сестре очки. Она без них словно голая. Жуткое зрелище.

— Да, сэр!

Брат отпустил мой локоть. Через мгновение я почувствовала, как он вложил мне в руку очки, и, облегченно вздохнув, надела их. Свет сразу же потускнел — теперь можно открыть глаза.

Моему взору предстала все та же картина: слева — Рик, справа — Шон, повсюду вооруженные солдаты, а еще стационарная камера номер четыре, которая по-прежнему передавала данные в грузовик. В таком диапазоне большинство передатчиков не смогут ничего отследить — примут за помехи. Баффи не зря держит руку на пульсе беспроводных технологий: чем лучше разбираешься в подобных вещах, тем труднее блокировать твой сигнал. Не знаю, работают ли еще камеры, которые настроены на высокие частоты — наверное, нет. Зато низкочастотные военные вряд ли засекут.

— Джорджия, с глазами все в порядке? — спросил сенатор.

Взгляд Шона молча вопрошал о том же.

— В полном, сэр.

Не совсем правда. Мигрень уже набирала силу; теперь, наверное, буду несколько дней мучиться. Чего от них еще ждать — это же правительство.

— Когда эти славные люди закончат свою работу, нам нужно будет поговорить. Если у вас найдется минутка.

— Конечно. — Дружелюбие в голосе сенатора сменилось напряжением. — Я хочу узнать обо всем.

— Мы тоже, сэр, — вмешался Рик. — Например, хотелось бы знать, что в шприце. К сожалению, у нас нет необходимого оборудования, чтобы это проверить.

— Вышеуказанный предмет передается в распоряжение армии Соединенных Штатов Америки, — пролаяли из громкоговорителя. — Что в нем — больше вас не касается.

Мы вскинулись, все трое.

— Простите, — уточнил Рик, — найдено возможное доказательство того, что при помощи живого вируса Келлис-Амберли кто-то устроил вспышку вируса на американской земле. Во владениях кандидата в президенты Соединенных Штатов. И вы утверждаете, что людей это не касается? Не касается троих аккредитованных и лицензированных представителей американских СМИ, которые и нашли это самое доказательство? Причем сами провели расследование, с которым почему-то не справились вооруженные силы?

Солдаты вокруг нас явно напряглись и теперь держали оружие под весьма неприятным углом, мол, даже на американской земле бывают несчастные случаи. Сотрудники спецслужб нахмурились, но не сильно. В конце-то концов, за расследование на ранчо отвечали не они.

— Сынок, — послышалось из громкоговорителя. — Не хочется думать, что ты имеешь в виду то, что сейчас сказал.

— Но вы же сами говорите, мы не имеем права узнать о собственной находке. А нас ведь смотрят и читают зрители по всему миру, которые очень-очень хотят знать правду, — вмешался Шон. — По мне, так это не свобода слова.

Брат скрестил руки на груди и встал в подходящую для снимка позу, с виду расслабленную. Надо было хорошо его знать, чтобы понять, насколько он зол.

— И наши читатели не воспримут это как свободу слова, — согласилась я.

— Мисс, существуют обязательства по неразглашению. И я всех троих мигом заставлю подписать нужные бумаги, прямо здесь.

— Сэр, у вас бы, возможно, и получилось, но все это время шла прямая трансляция, — ответила я. — Не верите — зайдите на наш сайт и посмотрите. Прямой эфир, плюс расшифровка.

Спустя минуту из громкоговорителя донеслись приглушенные ругательства. Ага, заглянули на сайт. Я улыбнулась.

— Собирались сохранить все в тайне — не надо было оставлять расследование журналистам.

— А мне хотелось бы знать, — холодно вставил Райман, — какое право вы имеете изымать материалы с моей же территории и при этом скрывать информацию от меня, официального владельца. Особенно если учесть тот факт, что вышеупомянутые материалы могут быть связаны со смертью моей дочери и родителей моей жены.

— Все опечатанные опасные зоны…

— Остаются в собственности владельцев. Владельцы обязаны по-прежнему платить налоги, хотя не могут больше пользоваться ресурсами и заниматься земледелием, — неожиданно сказал Казинс.

Я бросила на Рика удивленный взгляд, но тот лишь безмятежно улыбнулся и добавил:

— Решение суда по делу Секор против штата Массачусетс, 2024 год.

— К тому же в этой стране не приветствуется сокрытие улик, — отрезал сенатор. — Думаю, вы хотите сказать, что эти милые журналисты свободны и могут спокойно покинуть опасную зону. Как только сдадут необходимые анализы крови. А вы изучите содержимое шприца и немедленно свяжетесь и со мной, и с ними. Особенно учитывая, кто его нашел и где.

— Ну…

— Думаю, вы понимаете, как губительно может сказаться на вашей карьере препирательство с сенатором. Особенно с таким, который собирается стать президентом. Жаль, что приходится об этом говорить, но другие способы на вас, похоже, не действуют.

Все замолкли, а потом голос из громкоговорителя осторожно начал:

— Сэр, у вас, наверное, сложилось не совсем правильно представление о том…

— Надеюсь, что так. Мои люди могут идти?

— Конечно же! — обрадовался неизвестный. — Мои солдаты их проводят. Вывести гражданских!

— Есть, сэр, — пролаяли его подчиненные.

У сотрудников спецслужб, похоже, все происходящее вызывало легкое омерзение.

Солдат, который заставил меня снять очки, в очередной раз с кем-то посовещался и с явной неохотой велел:

— Возьмите свое оружие и следуйте за мной, я отведу вас к воротам, где вы сдадите анализ крови. Пожалуйста, не трогайте предмет, который обнаружили на зараженной территории.

Рик, по всей видимости, собрался добавить, что мы обнаружили на зараженной территории не только этот предмет. Не думаю, что кошка обрадуется, когда ее начнут расчленять армейские ученые. Я пнула Казинса в лодыжку, не обращая внимания на его недоуменный взгляд. Потом сам же скажет спасибо. Или кошка скажет.

Вооружались мы гораздо дольше, чем разоружались, — надо же было проверить все предохранители. После санобработки по системе Нгуена-Моррисона территория считалась чистой (если, конечно, забыть про шприц с живым Келлис-Амберли). Но прострелить себе ногу там, где недавно произошла вспышка вируса, — все равно, по-моему, идиотская затея. Вооруженный эскорт сопроводил нас до ворот, где, к моей вящей радости, с анализаторами в руках уже поджидали Стив и еще два охранника из штаба сенатора.

При виде приборов я ахнула от удивления и легонько ткнула Шона локтем. Брат проследил за моим взглядом и присвистнул:

— Тяжелая артиллерия пошла в ход, а, Стив-о? [Стив-о — шутливое прозвище, в том числе журналиста Стивена Ирвина.]

Тот чуть улыбнулся.

— Сенатор хочет удостовериться, что с вами все в порядке.

— Ну, с братцем моим всегда все не в порядке, а вот мы с Риком чисты. — Я протянула Стиву правую ладонь. — Давай-ка, ткни меня.

— С удовольствием. — Охранник надел устройство мне на руку.

В наши дни изготавливают разные анализаторы: начиная с простых полевых, которые ошибаются в тридцати процентах случаев, и заканчивая самыми навороченными, такими чувствительными, что они временами реагируют на засевший в каждом из нас вирус и неправильно выдают положительный результат. Самые крутые портативные приборы — Эппл ХН-237. Стоят столько, что и подумать страшно. И поскольку это все-таки полевые анализаторы, использовать их можно только единожды, а потом надо менять иглы (и платить за это столько, сколько в среднем составляет годовая зарплата журналиста). Одного раза такой машине вполне достаточно. Иголки (настолько тонкие, что пациент почти ничего не чувствует) протыкают все пять пальцев, ладонь и запястье. Великолепные системы распознавания вируса. По слухам, после выпуска ХН-237 вооруженные силы даже купили у Эппл несколько патентов.

У нас с Шоном есть такой в грузовике, но только один. Уже пять лет с собой возим и никогда еще не попадали в ситуацию настолько отчаянную, что пришлось бы разориться и его использовать. ХН-237 нужен, только когда необходимо удостовериться, срочно и не сходя с места, без права на ошибку. Такие используют после вспышки вируса. Военные точно знали, что в шприце. Откуда? Эта мысль не очень обнадеживала.

Стив включил анализатор. Защелкнулось крепление, и ладонь расплющило так, что натянулись сухожилия. Больно. Я напряглась. Хотя и ждала боли, иголки совершенно не чувствовались. На крышке замигали огоньки — красный-желтый. Потом один за другим загорелись зеленые индикаторы. Весь процесс занял не больше нескольких секунд.

Стив улыбнулся и убрал использованный анализатор в мешок для биологических отходов.

— Ты чиста, вопреки всему.

— Опять в долгу у ангела-хранителя.

У Шона индикаторы пока мигали, Рик только-только приступил к проверке.

— Точно, советую не перегружать этого самого ангела работой, — тихо посоветовал Стив.

Я удивленно оглянулась на помрачневшего охранника.

— Можете покинуть зону.

— Поняла.

У ворот два знакомых молодчика в зеленых комбинезонах заставили меня снова сдать кровь. На этот раз использовали самый простой анализатор. Иголка больно впилась в руку. Зеленый-красный, снова зеленый. Ворота со щелчком открылись, и я, тряся уколотым пальцем, покинула ранчо.

Рядом с грузовиком и «Фольксвагеном» стояла еще одна машина — большой черный фургон с тонированными стеклами, судя по виду, бронированный. Крыша буквально ощетинилась антеннами и спутниковыми тарелками — куда нам до такого со своими скромными передатчиками. Я молча изучала агрегат, пока ко мне не присоединились Рик и Шон.

— Наш дружелюбный командир из громкоговорителя? — поинтересовался брат.

— Разве может быть кто-то еще?

— Тогда пошли поздороваемся и поблагодарим за гостеприимство. Ну, то есть я тронут. Лучше бы корзинку с фруктами подарили, чем устраивать вооруженную засаду. Потрясающий способ продемонстрировать теплые чувства.

Шон подбежал к фургону (мы медленно тащились следом) и постучал ладонью по двери. Никакой реакции. Тогда он забарабанил кулаком, и ритм успел веселенький подобрать, но тут дверь распахнулась. На нас с неприкрытой злобой уставился покрасневший от досады генерал.

— Видимо, не большой любитель музыки, — сказала я Рику, а тот в ответ фыркнул.

— Не знаю, что вы, молодые люди, тут делаете…

— Меня, видимо, ищут. — Позади генерала встал сенатор.

Военный перевел свой гневный взгляд на Раймана, но Питер не обратил внимания. Он вышел и пожал брату руку.

— Шон, как я рад, что с вами все в порядке. Я забеспокоился, когда узнал, что звонок перехватили.

— Повезло нам, — ухмыльнулся Шон. — Спасибо, что помогли с бюрократической волокитой.

— Не за что. — Райман оглянулся на сердитого вояку. — Генерал Бриджес, спасибо за заботу, которую вы проявили по отношению к моим журналистам. Я переговорю с вашим начальством насчет данной операции и прослежу, чтобы они все узнали.

Генерал побледнел. Ухмыляющийся Шон помахал ему рукой:

— Приятно познакомиться, сэр. Хорошего вам вечера. — Потом брат повернулся и обнял нас с Риком за плечи. — Ну что, возлюбленные мои коллеги и сотоварищи по влезанию в идиотические приключения ради просвещения масс? Сделал я сегодня еще процента три, как думаете? Нет, к чему скромничать. Я же бог, я тыкаю палкой туда, куда никто тыкать не осмеливается. Пусть будет пять процентов. Начинайте-ка мной восхищаться.

Я посмотрела на сенатора, он натянуто улыбался, но только одними губами. Лицо у него было напряженное.

— Потом повосхищаемся. Сенатор, вы приехали прямо сюда?

— Стив принял ваше сообщение. Услышав, что вы что-то нашли, сразу же позвонил мне, и мы немедленно выехали.

— Спасибо, сэр, — вмешался Рик. — Если бы не вы, нам бы грозили неприятности.

— Например, слепота, — добавил Шон, бросив взгляд на меня.

— Или полностью оплаченный визит в правительственный карантинный изолятор, — подключилась я. — Сэр, хотите, чтобы мы отправились с вами и все рассказали?

— Спасибо, Джорджия, но нет. Прямо сейчас езжайте-ка в гостиницу и займитесь делами. У вас же наверняка куча работы.

Что-то случилось у него с голосом. Сенатор показался мне постаревшим на похоронах, но нет — по-настоящему он постарел именно сейчас.

— Я позвоню вам утром, но сначала объясню жене, что наша дочь погибла не из-за несчастного случая. И хорошенько напьюсь.

— Понимаю. — Я обернулась к Рику. — Встречаемся в гостинице.

Казинс кивнул и направился к своему «жуку». Поедем каждый на своем автомобиле. Нечего оставлять здесь машину. Мы здорово разозлили военных, вдруг им вздумается устроить «несчастный случай» и заняться вандализмом.

— Сэр, звоните, если что-то понадобится.

— Непременно, — невеселым голосом пообещал Райман и, ссутулившись, отправился к своему внедорожнику.

Стив распахнул для него дверцу. Других охранников не было видно, но они точно находились где-то здесь. Еще бы, кандидат в президенты в такой близости от опасной зоны — риск тут неуместен. Особенно учитывая нашу находку.

Райман забрался в автомобиль, Стив захлопнул за ним дверцу, кивнул нам и уселся за руль, выехал со стоянки. Через пару минут за ним, громыхая, последовал бронированный «Фольксваген». Назад к цивилизации.

— Джордж? Готова? — Брат положил мне на плечо руку. — Надо ехать, пока эти надутые вояки не придумали, за что нас повязать. Помимо кошки, то есть. Рик ее взял с собой, так что и ответственность на нем. В случае чего, это его побьют резиновыми дубинками и понатыкают электродов в…

— А? — Я подняла голову. — Ладно, поехали. Да, готова.

— Ты в порядке? Вся побледнела.

— Просто подумала о Ребекке. Поведешь? У меня голова раскалывается, в таком состоянии вести опасно.

Теперь Шон по-настоящему встревожился. Я обычно не пускаю его за руль и не езжу с ним в качестве пассажира. У брата довольно специфические представления о правилах дорожного движения: «Дави на газ, чтобы копы не поймали».

— Уверена?

Я бросила ему ключи. В обычной ситуации вряд ли стала бы так делать, но сейчас не обычная ситуация: у меня тут куча трупов, убитый горем кандидат в президенты и страшная головная боль.

— Веди.

Шон смерил меня еще одним обеспокоенным взглядом и направился к грузовику. Я забралась на пассажирское сиденье и закрыла глаза. Брат так пекся о моем благополучии, что вел машину, как нормальный вменяемый человек. Удивительно. Всего какие-то пятьдесят миль в час, да еще и тормозами пользуется. Обычно-то тормоза нам нужны, только если «на дороге толпа зомби». Я устроилась поудобнее и, не открывая глаз, приступила к анализу ситуации.

Да, сама говорила, что-то с происшествием на ранчо не так. Но думала, мы обнаружим какие-нибудь признаки халатности или следы постороннего, из-за которого все и пошло кувырком. Могли не заметить во время побоища, а всю вину свалить на лошадей. Мелочь, на которую среагировало мое журналистское чутье и которая объяснила бы произошедшее, но ничего бы не поменяла в глобальном смысле.

Ребекку Райман убили.

И это меняло абсолютно все.

Мы уже давно знали, что гибель Трейси произошла не в результате несчастного случая, как и трагедия в Икли вообще. Хотя никаких конкретных доказательств не было. Но мы не знали, кто виновен — возможно, просто какой-нибудь сумасшедший. А теперь… Вероятность совпадения нулевая, эти две диверсии не могли устроить разные люди. И объединял обе трагедии один человек — ведущий кандидат на пост президента Соединенных Штатов Америки. Все серьезно. Очень-очень серьезно.

И очень-очень плохо. Ведь те, кто за этим стоит, с легкостью пошли на дело, подпадающее под Раскина-Уотса. То есть пересекли определенную черту, о которой многие даже не догадываются. Одно дело убийство, и совсем другое — терроризм.

— Джордж? Джорджия? — Шон тряс меня за плечо.

Я открыла глаза и сразу же инстинктивно зажмурилась. Но слава богу, вокруг царил приятный полумрак. Приподняв бровь, я оглянулась на брата.

— Привет, — облегченно улыбнулся тот. — Ты заснула. Приехали уже.

— Я думала, — торжественно ответила я, отстегнула ремень, а потом все-таки призналась. — Ну, может, вздремнула чуток.

— Ничего. Как голова?

— Лучше.

— Хорошо. Рик уже на месте. Его донимают твои беты: уже три раза звонил, спрашивал, когда мы приедем.

— Что слышно от Баффи?

Я схватила рюкзак и вылезла из машины. В прохладном гараже стояло довольно много машин. Неудивительно, сенатор ведь поселил нас в самой лучшей гостинице города. За безопасность на пятизвездочном уровне приходится платить, но есть и свои плюсы, например, такие вот подземные парковки, где сенсоры движения постоянно отслеживают прибытия и отбытия, а также кто и чем тут занимается. Поболтайся немного вокруг машин — сразу же познакомишься поближе с местной службой безопасности. При других обстоятельствах заманчиво, но сейчас у нас и так история громче некуда. Где они, старые добрые времена, когда можно было поиграться с охраной и сразу же получить материал для главной страницы сайта?

— Она все еще с Чаком, но сказала, что все серверы в полной боевой готовности и что сочинительский раздел выбывает дня на два, поэтому справляться нам, мол, без нее. — Шон захлопнул дверь и направился к лифту. — Голос у Баф был потрясенный. Сказала, что переночует у Чака.

— Ясно.

Вонг, как и большинство сотрудников сенатора, жил в «Пансионате бизнес-класса». Именно так гордо именовались несколько многоквартирных домов, которые предлагали съемное жилье на более долгий срок, чем наш навороченный отель. У него в квартире были кухня, гостиная и настоящая человеческая ванная. А у нас в номере — куча кабельных каналов и две большие кровати, которые мы сдвинули в дальний угол, чтобы освободить место для компьютеров. И на удивление приличная электрика — пробки вылетели только дважды, а для нас это почти рекорд.

Между лифтами и парковкой располагались воздушные шлюзы (не самая дорогая модель). Стеклянные двери раздвинулись, потом сомкнулись за нами, и мы оказались в маленькой герметичной камере. Гостиница дорогая, так что сюда одновременно могли войти сразу четыре человека. Хотя, видимо, немногие постояльцы пользуются таким вот удобством. Если у кого-то найдут вирус, замки заблокируются, и прибежит охрана. Так что входить туда одновременно с кем-то — своего рода русская рулетка. В такие игры готовы играть немногие.

knizhnik.org

Корм читать онлайн - Мира Грант (Страница 10)

Сюзанна Грили долго молчала, не сводя глаз с сенатора и по-прежнему поджав губы, а потом медленно-медленно кивнула:

— Спасибо, молодой человек.

Волшебные слова. Хвалебный гимн, и тот прозвучал бы не так убедительно.

— Мы только что подпрыгнули до третьей позиции. — Изумленная Баффи оторвалась от монитора. — Джорджия, наша трансляция на третьей позиции.

— Леди и джентльмены, — я откинулась на спинку стула, — думаю, у нас есть реальный претендент на президентский пост.

Третья позиция. Эти слова, простите уж за клише, прозвучали музыкой для моих ушей. В Интернете рейтинги высчитываются по довольно хитрой схеме. Все зависит от трафика. Тысячи компьютеров измеряют информационные потоки и сообщают, какие сайты получили больше всего запросов и на какие именно страницы чаще кликали. На этих подсчетах основываются наши рейтинги, и, исходя именно из этих данных, рекламщики и финансисты принимают решения о возможных инвестициях. Третья позиция — самая вершина, ведь на первую или вторую без порнографических ссылок не попасть.

Дальше сенатору задавали вполне обычные вопросы и несколько заковыристых подкинули, чтоб не скучал. «Как вы относитесь к смертной казни?» Райману идея не казалась удачной, ведь трупы обычно оживают и набрасываются на людей. «Что вы думаете о системе здравоохранения?» Медицина должна быть на высоте, если люди умирают в результате неправильного лечения — это преступление. «Как вы собираетесь улучшить готовность страны к стихийным бедствиям?» Массовые амплификации, произошедшие в результате взрывов в Сан-Диего, преподнесли нам важный урок, президентский долг — улучшить систему подготовки к катастрофам. «А как быть с однополыми браками, свободой вероисповедания и свободой слова?» Ну, ребята. Даже если большинству что-то не нравится, соответствующая социальная группа никуда не исчезнет. Жизнь — короткая и весьма хрупкая вещь. Так что нужно ко всем относиться с одинаковым уважением, все имеют одинаковые права. После смерти Господь рассортирует нас на праведников и грешников, а пока будем друг для друга хорошими соседями, и суждения свои давайте держать при себе.

Так прошло полтора часа. Больше половины вопросов задали лично присутствующие — первый подобный случай за всю кампанию. Наконец сенатор встал и промокнул лоб носовым платком.

— Друзья мои, я бы с радостью еще поболтал с вами, но уже поздно, и меня поторапливает секретарь. Говорит, начну клевать носом на утренних встречах, если буду постоянно засиживаться допоздна на вечерних.

Снова смех, искренний и непринужденный. За последний час сенатору удалось заставить их забыть о страхе. Люди редко ведут себя так спокойно за пределами собственного дома.

— Спасибо, что пришли, спасибо за вопросы и комментарии. Искренне надеюсь, когда наступит время, вы проголосуете за меня. Или же встретите более достойного кандидата.

— Питер, мы с тобой! — прокричал кто-то из дальнего угла зала.

Я резко повернулась. Кричал не один из наших — какая-то незнакомая девушка размахивала самодельным плакатом «Раймана в президенты».

— Появились первые поклонницы, — заметил Шон.

— Хороший знак, — кивнула Баффи.

— Искренне на это надеюсь, — рассмеялся сенатор. — Скоро вам представится случай это доказать. А пока спокойной ночи, и благослови вас всех Господь.

В колонках заиграл гимн США, Райман помахал аудитории и спустился со сцены. Ему аплодировали — не сказать чтоб оглушительно (зрителей для этого явно было маловато), но с чувством. На прошлой встрече хлопали меньше, а на позапрошлой — еще меньше, и так далее. Кампания набирала обороты.

Я наблюдала за аудиторией. Люди повставали с мест, но, как ни странно, уходить не торопились, а, наоборот, начали беседовать друг с другом (что-то новенькое, как и аплодисменты). Действительно беседовать. Выступление сенатора сподвигло их на живое общение.

Мне все больше казалось, что у Раймана есть реальный шанс победить на выборах.

— Джорджия? — окликнула Баффи.

— Иди проверь камеры за сценой, а я пока разведаю, о чем они шушукаются.

— Обязательно все запиши.

Девушка поманила пальчиком Шона и ушла к сцене. Брат с ворчанием встряхнул кольчугу и отправился следом.

А я подошла поближе к группке зрителей. Люди оглядывались, но потом видели журналистский пропуск и возвращались к прерванному разговору. Репортеров либо не замечают, либо избегают. Избегают — когда на тебе в открытую понавешаны камеры. Мои же хорошо запрятаны, так что сейчас на меня обращали не больше внимания, чем на предмет обстановки.

Обсуждали высказывания Раймана по поводу смертной казни. Довольно болезненный вопрос, еще со времен Пробуждения. Вы казните убийцу, но труп немедленно оживает и снова принимается убивать — некоторая несостыковка, верно? Большинство приговоренных к высшей мере доживают свой век в тюрьме и умирают от естественных причин. Правительство использует их тела для научных исследований. Во всех отношениях мудрое решение, разве что иногда свежие покойнички успевают слопать пару сокамерников.

Я пошла дальше — туда, где сравнивали кандидатов. Сенатор Райман явно сумел произвести благоприятное впечатление. Его ближайшие конкуренты, напротив, удостоились весьма нелестных характеристик: Уогман называли «дешевой шлюхой из шоу-бизнеса», а Тейта «высокомерным наглецом» и «орудием религиозных радикалов». Тейт — бывший губернатор Техаса — громко призывал славных американских граждан вспомнить об исконно американских этике и морали: только так, по его мнению, можно было спастись от зомби. Интересно, а как быть людям из других стран? Он об этом умалчивал. А жаль. Прекрасная мысль: пусть зомби сначала проверяют паспорт, а потом уже кусают со спокойной совестью, если ты не гражданин.

Здесь ничего нового не услышишь. Я продолжала бродить среди толпы: вдруг заговорят о чем-нибудь интересном? Вроде бы у дверей разгорелась занимательная дискуссия; во всяком случае, там громко и яростно спорили — верный признак. Подойдем-ка поближе.

— Вопрос в том, выполнит ли он свои обещания, — горячился мужчина лет пятидесяти с лишним (наверное, во время Пробуждения он уже был достаточно взрослым; его поколение лучшим средством безопасности считает карантин). — Можно ли доверять еще одному президенту, который не планирует полностью истребить зомби в национальных парках?

— Где же ваш здравый смысл? — вопрошала какая-то женщина. — Мы не имеем права уничтожать вымирающие виды только потому, что они могут подвергнуться амплификации. Поспешное и опрометчивое решение, а толку никакого.

— Нет, но зато, возможно, еще одной матери не придется хоронить собственных детей, погибших в результате укуса зомби-оленя.

— На самом деле, это был лось. А в роли «детей» выступали студенты колледжа, которые полезли в запретную зону возле канадской границы — им приспичило раздобыть дешевой травки. — В ответ на недоуменные взгляды я лишь пожала плечами. — Зона уровня 1. Туда никому не разрешается заходить, только отрядам вооруженных сил и некоторым исследовательским группам. Вы же говорили о происшествии в прошлом августе? Потому что я вряд ли пропустила новое сообщение о зараженных копытных.

Конечно же не пропустила. Я скрупулезно отслеживаю информацию обо всех нападениях мертвых животных на человека. Обычно случаи подразделяются на две категории: «нужно ужесточить законодательство» и «Дарвин был прав». По моему мнению, не стоит держать дома животных, которые могут подвергнуться амплификации, но я не сторонник истребления вообще всех крупных млекопитающих на планете. Те молодчики сунулись за марихуаной в дикий канадский лес без необходимого снаряжения — так что поделом им.

— Мисс, я, кажется, не с вами разговаривал. — Лицо мужчины покраснело от гнева.

— Справедливо. Но тот случай официально задокументирован. Повторюсь: если, конечно, я чего-то не пропустила.

— Ну же, Карл, — вмешался его собеседник, — барышня действительно что-то пропустила, или ты говорил о происшествии с лосем?

Ответ был написан у Карла на лице. Он окинул нас злобным взглядом, молча развернулся и отошел к группе, обсуждавшей смертную казнь.

— Ни разу не видела, чтобы кому-нибудь удалось уесть его при помощи фактов. — Женщина протянула мне руку. — Приму на вооружение. Рейчел Грин, представительница местной организации по защите животных.

— Дэнис Шталь из «Икли Таймс». — Мужчина помахал таким же, как и у меня, журналистским пропуском.

Слава богу, из-за черных очков невозможно толком разглядеть выражение моего лица. Я пожала протянутую руку и представилась:

— Джорджия Мейсон из команды блогеров, которые освещают президентскую кампанию.

— Мейсон? — переспросила Рейчел. — Та же фамилия, что и?..

Я кивнула.

— Боже мой, — поморщилась женщина. — Беседа пройдет на повышенных тонах?

— Нет, если вы, конечно, не собираетесь устроить бурную дискуссию. Моя задача — узнать реакцию на программу Раймана, я не продвигаю свои собственные идеи. И потом, — я кивнула на стоявшего к нам спиной Карла, — у меня не такая бескомпромиссная позиция. Просто, по-моему, не следует держать крупных животных в городских районах; но мы вполне можем по этому поводу придерживаться разных точек зрения, вы не находите?

— Справедливо. — На лице Грин было написано явное облегчение.

— Рейчел вечно донимают местные журналисты, — засмеялся Шталь. — Как вам кампания?

— Неужели не читали наших отчетов? — Мой вопрос прозвучал шутливо, но мне действительно было важно узнать ответ.

«Нормальные» журналисты редко признают блогеров. Нас могут серьезно воспринимать в интернет-сообществе, но по-настоящему блог утвердится, только если традиционные СМИ его примут.

— Читал. Хорошие отчеты. Местами шероховатые, но хорошие. Вам не все равно, что писать. Это видно.

— Спасибо. Мисс Грин, а вам понравилось выступление?

— Он кажется искренним, но так ли это?

— При нас он ведет себя точно так же, — пожала я плечами. — Если отбросить в сторону журналистскую объективность, сенатора можно назвать приятным человеком. У него дельные идеи, и он умеет их преподнести. Либо Райман самый искусный из всех встречавшихся мне врунов, либо станет следующим президентом. Одно другого не исключает, но все же.

— Можно я вас процитирую? — неожиданно поинтересовался Шталь; у него на лице появилось так хорошо знакомое мне профессионально-хищническое выражение.

— Валяйте, — улыбнулась я. — Только ссылку дайте на наш сайт, если вас не затруднит.

— Разумеется.

Мы еще немного поболтали, обменялись напоследок парой любезностей и разошлись. Я бродила среди зрителей и слушала разговоры. Забавно: Карл (его фамилии так никто и не упомянул) при моем появлении сразу же переходил к другой группе. Видимо, боялся, что я снова испорчу его пылкую речь своими неудобными фактами. На своем веку я встречала немало таких, чаще всего на разных политических протестах. По ним, лучше закатать планету в асфальт и перестрелять всех больных. Зачем рисковать? Сделаем жизнь простой и предсказуемой. Именно такие раньше выступали против евреев, против чернокожих, против равноправия женщин, против геев — или вообще против всех сразу. Теперь вот выступают против зомби, причем всегда занимают самую радикальную позицию и утверждают, что остальные, мол, «лоббируют интересы зараженных». Я сталкивалась с живыми мертвецами (меньше, конечно, чем Шон или мама, — у меня нет таких самоубийственных наклонностей). Так вот, единственный их «интерес» — кого-нибудь сожрать, никакое одобрение мирового сообщества им даром не нужно. Но всегда найдутся люди, которым проще люто ненавидеть, кроме ненависти и страха у них ничего и нет. Я всегда готова противостоять таким и обращать против них их собственное оружие.

Лампы в зале моргнули — время собрания официально закончилось. Я посмотрела на часы — без четверти десять. Чаще всего зомби нападают между десятью вечера и двумя часами ночи. Хочешь устраивать встречи в такое время — плати тройную страховку. Особенно на территории, где недавно произошла вспышка вируса, — то есть практически в любом городе на Среднем Западе: там ведь постоянно существует угроза — койоты, дикие собаки, домашний скот.

Всемирный негласный комендантский час — люди, конечно, предпочитают сразу же расходиться. Зрители быстренько разобрали пальто, сумки и спутников и направились к дверям. Никто не приехал сюда в одиночку — даже у Карла была компания. В нашей стране одинаково сильно боятся и крупных сборищ, и одиночества. Неудивительно, что среднему американцу уже к шестнадцати годам требуется психотерапевт.

Пискнул моя сережка — входящий звонок.

— Джорджия слушает.

— Ты собираешься на вечеринку? Или мне придется выпить все пиво самому?

На том конце провода кто-то приглушенно смеялся. Сенаторская свита отмечает очередное удачное выступление, на котором Райман изящно и с шиком обошел все препятствия. Имеют полное право. Если цифры не врут, у сенатора есть все шансы победить на внутрипартийных выборах.

— Уже заканчиваю, Шон.

Мягкое «естественное» освещение в зале, типичное при проведении мероприятий, сменилось нестерпимым сиянием — такое обычно включают для уборщиков. Я зажмурилась и повернулась к ближайшему от сцены выходу.

— Скажи им, сейчас приду.

— О-кей.

Снова пискнула сережка, и брат отсоединился. Редко ношу украшения, но всегда делаю исключение для замаскированных мобильников. Гораздо удобнее обычных, и батарейка служит дольше. Хватает на пятьдесят часов разговоров. Правда, когда она все-таки садится, дешевле купить новый телефон, чем ее поменять. За прогресс приходится платить. У меня с собой всегда как минимум три таких мобильника, и только Шон знает все номера.

На выходе поджидали два представителя сенаторской службы безопасности: совершенно одинаковые черные костюмы, темные очки полностью скрывают выражения лиц. Они кивнули в ответ на мое приветствие.

— Привет, Стив. Привет, Тайрон.

— Привет, Джорджия. — Стив вытащил из пакета портативный анализатор. — Прошу.

— Ты ведь прекрасно знаешь, что они снова заставят меня сдавать кровь при входе на территорию? — спросила я со вздохом.

— Да.

— И мой результат никак не поменяется за те пять минут, что я буду туда идти.

— Да.

— Но все равно проткнешь мне палец своей чертовой штукой.

— Да.

— Ненавижу правила.

Закончив традиционную перебранку, мы приступили к проверке: я приложила указательный палец к прибору, огоньки привычно замигали красным и зеленым, потом остался гореть только зеленый.

— Счастливы?

— В восторге. — Тайрон с едва заметной улыбкой вытащил из другого кармана пакет для утилизации биологически опасных отходов и кинул туда использованный анализатор. — Сюда, пожалуйста.

— Благодарю за любезность.

Мы со Стивом улыбнулись друг другу. На дальнем конце парковки светились огни автоколонны. Охранники шли за мной по пятам, обеспечивая нечто вроде конвоя. Такова процедура: на любой открытой территории у тебя непременно должно быть сопровождение. Поначалу я раздражалась, а потом привыкла.

Из команды сенатора (включая нас троих) получился целый караван: пять роскошных жилых автофургонов, два автобуса, наш грузовик и три специально оборудованных военных джипа (их, по идее, полагалось использовать для разведки при выезде на открытые места, но мы в основном устраивали на них гонки по бездорожью). Еще в автоколонну входили мой байк и бронированные мотоциклы охранников. Чтобы соответствовать требованиям безопасности, приходилось таскать с собой кучу оборудования. Поэтому, когда мы приезжали в город всего на пару деньков, размещаться в отеле не имело смысла. Мы обычно предпочитали «терпеть неудобства» и ночевали в фургонах (гораздо более комфортабельных, чем, к примеру, моя спальня дома).

Нам выделили отдельный фургон, но Баффи зачастую оставалась спать в грузовике, с нашим оборудованием. Утверждала, что от моих темных ламп у нее, цитирую, «мурашки по коже». Такое поведение только укрепляло ее репутацию чудачки. Мы с братом не пытались переубедить сотрудников предвыборного штаба, хотя и знали: дело здесь не в маниакальном нежелании оставлять камеры без присмотра. Баффи просто нужно было хоть какое-то личное пространство. У нее нет ни братьев, ни сестер (что нехарактерно для нашего поколения), поэтому караванная жизнь слегка выбивала ее из равновесия. Думаю, девушка такого не ожидала.

К тому же возникли разногласия по поводу религиозных взглядов: мы-то, в отличие от сочинительницы, атеисты. Баффи читала молитвы перед сном и перед едой, а мы с Шоном — нет. Лучше избегать конфликтов, так что пусть спит в грузовике. Таким образом, кстати, и у нас с братом появлялось личное пространство. Мы ведь привыкли быть вдвоем: ты вроде как не один, и в то же время никаких нежелательных посторонних.

Возле ворот в изгороди, ограждавшей периметр нашей стоянки, поджидали еще два охранника. Стив и Тайрон не выставляли пистолеты напоказ, а у этих в руках были автоматические винтовки (видела как-то такие в одном из маминых журналов). Сумеют, наверное, без подмоги отбиться от небольшой своры зомби.

— Привет, Трейси. Привет, Карлос. Чертовски устала, хочу вымыться и напиться с развеселыми мальчишками и девчонками. Пожалуйста, проверьте мой уровень вируса, мне не терпится попасть в лагерь.

— С тебя пиво. — Карлос протянул анализатор мне, а Трейси — Стиву.

Тайрон отошел назад и ждал своей очереди. Эти приборы были уже чуть посложнее, и, соответственно, сканирование занимало больше времени. Простые анализаторы берут кровь только из пальца, а такие устройства протыкают руку сразу в нескольких местах. Случалось, первые показывали отрицательный результат, а вторые, всего через какие-то пять минут, положительный.

Мы со Стивом были чисты. Тайрон протянул охранникам руку и махнул в сторону третьего с краю фургона. Можно было, конечно, пошутить, что неизменное журналистское чутье подскажет мне направление. Но у фургона дверь стояла нараспашку, и изнутри доносились оглушительные раскаты рок-музыки. «Денди Уорхолс». [«Денди Уорхолс» — американская группа, играющая альтернативный рок, сформирована в 1994 году.] Сенатор знал и любил классику.

Райман стоял на журнальном столике с бутылкой висконсинского пива в руке. Рубашка расстегнута, галстук перекинут через плечо. Он что-то говорил, но люди вокруг слишком громко кричали — не разобрать. Похоже, произносил тост. Я пропустила Стива внутрь, а сама остановилась возле двери. Стажерка тут же вручила мне коктейль. Никак не научусь их различать: брюнетка — значит, Дженни, Джеми или Джил. Нужно ярлыки на них вешать.

Через толпу протолкался Шон, кивнул Стиву, а потом поинтересовался:

— Что там говорили?

— В основном хорошее. Наш «золотой мальчик» им понравился. — Я кивнула на сенатора, который как раз помог Дженни (Джеми? Джил?) забраться на столик, присутствующие радостно закричали. — Думаю, доберемся с ним до самых выборов.

— Баффи того же мнения. — Брат глотнул пива. — Будешь просматривать отснятый материал?

— И пропущу прекрасную вакханалию? Дай-ка подумать… Да! Забери меня отсюда.

knizhnik.org

Корм читать онлайн - Мира Грант (Страница 19)

Мы хотели на время поехать в Калифорнию и вернуться в штаб уже после похорон. В нашем контракте, конечно, был пункт насчет «постоянного доступа к кандидату», но одно дело заниматься честной журналистикой, и совсем другое — превращаться в кладбищенских стервятников. Пусть церемонию снимают местные телекомпании. А мы пока побываем дома, перестираем вещи, Баффи займется оборудованием, Рик познакомится с родителями. Сначала политический съезд, потом наша мама в своей родной стихии — получится просто отличный ускоренный курс по работе в команде. Шон иногда превращается в настоящий природный катаклизм, но только иногда. А мать — это всегда землетрясение с магнитудой семь с половиной по шкале Рихтера.

План зарубил на корню не кто иной, как сам сенатор: отвел меня в сторонку на следующий день после съезда и сказал, что наше участие в церемонии (и не только участие, а освещение этой самой церемонии) будет очень много для всех значить. Ребекке нравились наши репортажи о предвыборной кампании. К тому же Райман теперь был официальным кандидатом от партии республиканцев, так что на похороны наверняка попытаются прорваться журналисты. А нам он мог доверять.

Что было делать? Общественные прачечные есть в каждом городе, а Баффи может заказать все необходимое и в Интернете. С Риком, конечно, получалась заминка (он все еще перетаскивал вещи из гостиницы, в которой базировался предвыборный штаб Уогман). С другой стороны, особых проблем не должно было возникнуть. Наш новый коллега ни разу не пожаловался, хотя ему пришлось в буквальном смысле отправиться с корабля на бал. Казинс снял превосходный репортаж: смонтировал официальное заявление Раймана о согласии участвовать в выборах и видеозапись о штурме ранчо. Количество читателей подпрыгнуло на восемнадцать с лишним процентов и все еще продолжало увеличиваться. Думаю, отчасти именно благодаря Рику. У него ведь еще был эксклюзивный материал об уходе Уогман. Плюс победа нашего кандидата, плюс трагедия…

Временами чья-то боль оборачивается «настоящей удачей», когда речь идет о новостях.

Висконсин в марте совсем не похож на Калифорнию. День похорон выдался серым и холодным, еще лежал снег, хотя кое-где и пробивалась зеленая травка. Семья Эмили жила здесь уже несколько поколений, так что у О'Нилов было собственное кладбище. Если бы вдруг, как в древнем кино про зомби, мертвецы выкопались из земли, тут бы началось настоящее побоище.

К счастью, как раз в этом фильмы ошибались. Лужайку покрывали остатки сугробов, а у западной стены темнели три свежевскопанных участка земли — рядом с тремя надгробиями. На газоне на складных стульях разместились гости, они старательно отводили глаза от свежих могил. Женщина, немного похожая на Питера (вполне возможно, двоюродная или даже родная сестра), прошептала на ухо своему спутнику: «Такие маленькие».

Конечно, в наши дни кладбища вообще превратились в диковинку. Тела в основном кремируют, так что в погостах больше нет нужды, разве что вы баснословно богаты или помешаны на религии и традициях. А могилы больше не прямоугольные (такие часто видишь в фильмах, снятых до Пробуждения) — теперь это маленькие кружочки, ведь там хоронят только горстку пепла.

Члены семьи Райманов и семьи О'Нилов надели свои лучшие траурные костюмы: черное и серое, лишь изредка где-то проглядывал кремовый воротничок рубашки или белая блузка. Даже малышки Эмбер и Джинни были в черных бархатных платьях. У ворот и по всему периметру кладбища стояли охранники — из службы безопасности сенатора и из государственных спецслужб. Присутствовали только родственники, единственное исключение — я, Шон и Баффи. Мы трое были на особом положении, и об этом все знали. Я не раз ловила на себе неприязненные взгляды.

Ну и плевать. Мы здесь ради Питера и Эмили, ради новостей. Что думает родня — неважно.

— …собрались здесь, перед лицом Господа, чтобы проводить в последний путь возлюбленных чад Его. Да пребудут они с Ним, вдали от горестей нашего мира, пока мы не встретимся в Царствии Божием, — говорил священник. — Ибо приидет Царствие Его, и милостью Его даруется нам вечная жизнь. Давайте помолимся.

Все присутствующие склонили головы. Включая Баффи — ее-то в детстве учили и другим заповедям, не только «говори правду, подготовь пути к отступлению и всегда бери с собой боеприпасы».

Мы с Шоном не последовали их примеру. Кто-то же должен оставаться настороже. Я проверила, ровно ли выставлены наплечные камеры, и внимательно осмотрелась вокруг. Защиты практически никакой. Низкая каменная ограда обозначала границы кладбища, но вот зомби она задержать точно не сможет, разве что на несколько минут. Через равные промежутки в ограде располагались широкие ворота. Словно большой загон для людей. Меня передернуло.

Шон заметил это и обнял меня за плечи. Я улыбнулась брату. Он-то знает, как я не люблю открытые незащищенные территории. Хотя сам моих чувств не разделяет, ведь в подобных местах рано или поздно обязательно появляется что-нибудь интересное, во что можно потыкать палкой.

Церемония подходила к концу. Я поспешно стерла с лица улыбку: тут больше подходит мрачное выражение. Священник закрыл Библию. Родственники встали, многие из них плакали. Большая часть направилась к воротам, за которыми ждали автомобили. В похоронном бюро сейчас пройдут поминки. А ничто так не помогает выразить скорбь, как канапе и бесплатное пиво. Несколько человек задержались: они с совершенно потерянным видом смотрели на могилы.

— Так грустно, — прошептала Баффи. — Как такое могло произойти?

— Случайность, — пожал плечами Шон. — Когда имеешь дело с крупными животными, рано или поздно происходит амплификация. Им просто повезло, что этого не случилось раньше.

— Да, — нахмурилась я. — Повезло.

Что-то тут не складывалось. Сам момент, да и вообще — все произошедшее. Чтобы разводить на ранчо лошадей, пусть даже в нескольких милях от ближайшего города, требуются повышенные меры безопасности, не все миллионеры могут такое себе позволить. И система должна постоянно обновляться. Если бы что-то пошло не так, они бы справились с ситуацией за несколько минут. Ну, может, пришлось бы сжечь стойло, но чтобы погибли все кони… Да еще трое членов семьи и почти половина работников.

— Шон, проводишь Баффи до грузовика? Я выражу соболезнования.

— Может, нам тоже пойти? — уточнила девушка.

— Нет, идите в фургон. Позвони Рику, узнай, не было ли чего экстренного, пока мы тут сидели.

— Но…

— Пошли, Баф. — Шон взял сочинительницу под руку. — Если уж Джордж нас отсылает, значит, точно собирается во что-нибудь потыкать палкой.

— Вроде того. Присоединюсь к вам через пару минут.

— Ладно, — сдалась Баффи и вместе с Шоном направилась к воротам.

Я оглянулась на небольшую группу родственников возле могил: Питер, Эмили и еще несколько человек, очень похожих между собой — наверняка близкая родня. Эмили обнимала за плечи дочерей. Судя по виду, она неделю уже не спала, сжала бедных малышек так, что вот-вот придушит. Питер выглядел постаревшим, внезапно обрушившаяся трагедия сказалась на его бойскаутовской внешности.

Он заметил мой взгляд и кивнул, мол, не бойся, можешь подходить. Я чуть улыбнулась в ответ и начала пробираться к ним по весенней слякоти.

— Здравствуй, Джорджия, — поприветствовала меня Эмили. — Мы так рады, что ты пришла.

Она отпустила Джинни и Эмбер и обняла меня, тоже чуть не придушив. Девочки сразу же спрятались за пожилой дамой (наверное, мама Питера), чтобы снова не попасться матери. Неудивительно, Эмили плохо соображала от горя и не соизмеряла силы, от ее объятий даже у меня ребра затрещали.

— Соболезную вашей потере. — Я осторожно похлопала ее по спине. — Баффи и Шон тоже передают свои соболезнования.

— Эмили, отпусти девочку. — Питер подергал жену за рукав.

Оказавшись на свободе, я быстренько сделала шаг назад. Во взглядах Джинни и Эмбер читалось молчаливое понимание. Мать, видимо, не отпускала их от себя с самого своего возвращения.

— Здравствуй, Джорджия.

— Здравствуйте, сенатор. — Райман не выказывал желания обниматься, за что ему большое спасибо. — Прекрасная церемония.

— Действительно. — Мужчина посмотрел на свежевскопанную землю. — Бекки это все ненавидела. Говорила, это глупо и отвратительно. Она бы точно осталась дома, только вот сегодня ей пришлось участвовать.

Сенатор горько рассмеялся.

— Она так хотела с тобой познакомиться.

— Жаль, что нам так и не пришлось. — Я поправила темные очки: глаза резал отражающийся от снега свет. — Не возражаете, если мы ненадолго отойдем в сторонку? Буквально на минуту.

— Конечно. — Питер поцеловал жену в лоб. — Милая, а ты возвращайся к девочкам, ладно? Я скоро.

— Ладно. — Эмили выдавила улыбку. — Джорджия, ты будешь на поминках?

— Конечно, миссис Райман.

Мы отошли в сторону (так нас не услышат, зато мы их по-прежнему хорошо видим), и сенатор спросил меня напрямик:

— Джорджия, что происходит?

— Сенатор, — мне пришлось задрать голову, чтобы заглянуть ему в глаза, — если вы не возражаете, наша команда хотела бы съездить на ранчо и все осмотреть. Нам нужно ваше разрешение.

Райман молчал.

— Если мы побываем там и вывесим материал…

— Думаешь, тогда другие туда не сунутся ради развлечения?

— Да.

Сенатор смерил меня долгим взглядом. Потом плечи его поникли, и он кивнул.

— Как мне все это ненавистно, Джорджия. — Говорил Райман как-то по-другому, совсем не похоже на того гордого и уверенного в себе человека, вместе с которым мы колесили по стране. — Это должна была быть самая захватывающая битва за всю мою карьеру. И вот я стою здесь и передаю старшую дочь в руки Господа, а мне хочется кричать на этого мерзавца и требовать ее назад. Нечестно.

— Знаю, сенатор. — Я оглянулась на Эмили: она снова прижимала к себе дочерей. — Но вы не единственный, с кем поступили нечестно.

— Юная леди, вы мне рекомендуете больше внимания обращать на семью? — невесело усмехнулся Райман.

— Сэр, иногда семья — это все, что у нас есть.

— Верно, Джорджия, совершенно верно. — Он проследил за моим взглядом. — Я скажу Эм, что разрешил вам осмотреть ранчо. Она поймет. Охрана…

— У нас есть соответствующие лицензии.

— Хорошо. — Сенатор откинул рукой волосы со лба и вздохнул. — Какой это все кошмар.

— Точно, сэр.

Мы довольно сдержанно попрощались. Сенатора ждал траур, а мне нужно было торопиться в грузовик, пока Шон не вздумал отправиться на прогулку, а Баффи не отключилась от Сети для перенастройки приборов. Рик с нами не так давно, так что чего с его стороны опасаться, я пока не знаю. Но наверняка есть чего. Он же, в конце концов, журналист, а мы все неизлечимо больные.

Я подошла к воротам и легонько тронула сережку.

— Шон, ты где?

— Припарковались за фургонами службы безопасности. Да, — ответил он кому-то на том конце провода. — Баффи спрашивает, нужна ли она сейчас. Хочет куда-то пойти с Чаком. Вся в расстроенных чувствах, сказала, им надо «побыть вдвоем».

— Шон Мейсон, тебе уже давно не девять лет, а ты все еще говоришь «побыть вдвоем» с таким же точно выражением, с каким обычно говорят «дохлая крыса».

Я кивнула охранникам в воротах и отправилась на парковку — разыскивать грузовик.

— А вот и нет, — оскорбленно отозвался Шон. — Как раз дохлые крысы мне очень нравятся.

— Прости. Забыла. Скажи Баффи, пусть идет, только сначала надо подготовить наше полевое оборудование. И пусть возвращается к девяти, редактировать материал.

— Полевое оборудование?..

— Сенатор Райман дал разрешение. Мы едем на ранчо.

Шон завопил от радости, и я, поморщившись, отключилась. Вот уже и грузовик. Внутри, так уж и быть, пускай орет, а по мобильнику не надо.

Баффи сидела на столе и колдовала с наплечной камерой. Уже успела сменить траурный наряд на более удобную одежду, хотя и не обычных ярких расцветок. И даже макияж соответствующий сделала.

— Привет.

— Привет. — Я расстегнула пиджак. — А где Шон?

— На переднем сиденье, проверяет броню. — Баффи осмотрела камеру, сдула воображаемые пылинки с микросхем и защелкнула крышку. — Меня Чак заберет, так что езжайте, а я его подожду. Проверка оборудования займет буквально пару минут.

— А Рику позвонили?

Я бросила пиджак на спинку стула и начала расстегивать рубашку, под которой была надета майка. Джинсы, кевларовый бронежилет, мотоциклетная куртка и армейские ботинки — и я буду готова отправиться в зону с низким уровнем безопасности. Нормальные девушки обычно наряжаются на вечеринки и свидания, а я умею приодеться для визита в опасную зону.

— Он сказал, что встретит вас возле ранчо. — Баффи протянула мне камеру. — Держи. Эти модели безнадежно устарели. Рано или поздно потребуются новые.

— Занесу в бюджет. — Я сняла рубашку, кинула ее на пол и взяла у Баффи прибор, бросив на девушку внимательный взгляд поверх очков. — О чем-то задумалась?

— Да. Нет. Может быть. — Сочинительница снова уселась на стол и уставилась на свои ладони. — Вы едете на ранчо.

— Да.

— Но…

— Уровень безопасности повысили, и у нас есть лицензии. И оружие.

Баффи наконец подняла голову.

— Но это же проявление неуважения.

Ага. Вот он, камень преткновения.

— Баффи, неуважение к кому? К мертвым?

Девушка едва заметно кивнула.

— Но их же там нет. Их похоронили.

А перед этим сожгли, чтобы тела не смогли ожить и проявить неуважение к живым.

— Но они там умерли, — горячо возразила Баффи. — А теперь вы хотите сделать из этого новости.

— Мы показывали на своем сайте события на ранчо.

— Это другое. Там была опасная ситуация. А здесь — одни лишь призраки. Души, которым хочется покоя. — Девушка умоляюще на меня посмотрела. — Так почему мы не можем оставить их в покое? Пожалуйста.

— Мы их не потревожим. Как раз наоборот, сделаем так, чтобы они могли покоиться с миром. Райманы нам доверяют, и мы их доверия не обманем. Покажем всем, что там нет ничего интересного, и те журналисты, которым как раз доверять нельзя, не полезут туда за «сенсационным репортажем».

Может, я и заблуждаюсь, и охотники за горячим полезут куда угодно. Но мне нужно было попасть на ранчо и нужно было, чтобы Баффи не сходила с ума. Без нее не получится обработать отснятый материал; без нее мы ничего не добудем.

Девушка шмыгнула носом.

— Обещаете не тревожить призраков?

— Не очень-то верю в привидения, но обещаю, мы не сделаем ничего такого, что может оскорбить тамошних духов.

Я поставила камеру на стол и, покачав головой, вытащила из шкафчика полевое обмундирование. Всегда держу под рукой несколько пар толстых джинсов из специальной армированной ткани. В наши дни не только у бойскаутов девиз «будь готов».

— С меня хватит зомби. Мне не нужно, чтоб еще и полтергейст за мной гонялся.

С минуту Баффи внимательно вглядывалась в мое лицо, а потом вымученно улыбнулась.

— Ладно. Просто как-то неправильно идти туда в день похорон.

— Знаю, но как раз сейчас важно успеть вовремя.

На улице загудел автомобильный клаксон. Я обернулась на дверь.

— По-моему, прибыл твой кавалер.

— Быстро он. — Баффи слезла со стола. — Оборудование готово, все упаковано. Я не проверяла запасные батареи, но они вам понадобятся, только если все остальное выйдет из строя. Технически, в них даже нет особой необходимости.

— Знаю. Иди-ка давай. И хорошо проведи время с Чаком. Жду тебя в девять в гостинице для монтажа и сведения.

— Работа, работа, работа, — заныла Баффи, но через секунду уже улыбнулась.

Я успела заметить, как Чак помахал из взятой напрокат машины, а потом дверь грузовика захлопнулась.

— Пусть это будет хорошее свидание, — пожелала я вслед ушедшей девушке и натянула мотоциклетную куртку.

Обычно Баффи сначала проверяет оборудование, а потом уже уходит. И уходит «назад в грузовик» или «домой», а не на свидание с бойфрендом. Конечно же, она и раньше встречалась с парнями, я помню как минимум шестерых. И все были не виртуальными, как это водится среди наших сверстников, а «реальными». Сочинительница не крутит романы по Интернету — только если онлайн-знакомые живут неподалеку и не против встретиться лично. Нужно соблюдать всяческие предосторожности и сдавать анализы крови, но Баффи все равно предпочитает именно оффлайн отношения. Отчасти потому, что ей нравится, так сказать, смена деятельности — ведь столько времени приходится проводить в Сети. Но я думаю, она еще не хочет, чтобы личную жизнь можно было отследить. Мы с Шоном никогда не объясняли, почему не ходим на свидания. И Баффи это явно смущало. Поначалу она пыталась свести нас с кем-нибудь из своих друзей, а потом бросила эту затею. Чак — первый ее ухажер, с которым нам позволено по-настоящему общаться. И то, думаю, потому, что познакомились они в сенаторском штабе.

У всех свои заморочки. Мы с братом избегаем романов, а Баффи свои маскирует, будто это операция под прикрытием.

Минут пять ушло на проверку оборудования. Из кабины грузовика вылез Шон с арбалетом в руках. Судя по скованности движений, надел хорошую броню. Я выпрямилась и кинула ему рюкзак.

— Легкий. Мы что, не берем камер?

— На самом деле мы не берем оружия. — Я подобрала еще два рюкзака и протиснулась мимо брата на переднее сиденье. — Встретим зомби — откупимся от них печеньем.

— Печенье даже живые мертвецы любят.

— Точно. — Я закрепила перегородку между кабиной и кузовом и кинула брату рюкзак, приготовленный для Рика. — Я за рулем.

— Так и знал. — Шон изобразил гневный взгляд, а потом тоже перелез вперед и устроился на пассажирском сиденье. — Что мы на самом деле там будем делать?

— На самом деле? Мы на самом деле осмотрим место трагических событий и поймем, вызвана ли ошибка банальной халатностью или случайным стечением обстоятельств. Пристегивайся.

Я закрепила собственный ремень безопасности, и брат последовал моему примеру.

— Ты же не имеешь в виду то, о чем я думаю.

— А что я имею в виду, Шон?

— Им пришлось выжечь всю инфекцию. Кто-нибудь наверняка бы заметил, если бы было что-то необычное.

— Повтори-ка первую часть предложения.

— Им пришлось выжечь… — Шон запнулся. — Но ты же это не серьезно.

— О'Нилы разводили лошадей на протяжении нескольких поколений. Даже Пробуждение им не помешало.

Я вырулила со стоянки на шоссе. Вокруг простиралась открытая плоская равнина, никаких тебе низменных сооружений вроде человеческого жилья. Зомби здесь не очень удобно охотиться.

— Такие люди не совершают подобных ошибок. В результате вспышки вируса погибла половина работников. Такого просто не бывает. Либо кто-то облажался по-крупному…

— …либо обрезали провода на ревунах, — тихонько закончил брат. — Но почему ничего не нашли?

— А кто-нибудь вообще искал? Шон, если ты услышишь такое сообщение: «Крупное животное подверглось амплификации и убило своего владельца», что ты подумаешь? «Подгнило что-то в Датском королевстве» или «Рано или поздно это бы обязательно случилось»?

Шон немного помолчал, а потом задумчиво спросил:

— Джордж, насколько все серьезно?

Я покрепче сжала руль.

knizhnik.org

Корм читать онлайн - Мира Грант (Страница 34)

Сенатор Райман, губернатор Тейт и большая часть советников прибыли еще вчера. Мы тоже должны были, хотя летели не на частном, а на коммерческом самолете. Но, к сожалению, из-за медицинской тревоги пришлось сесть в Денвере. Там мы вместе с сотней перепуганных пассажиров сидели и ждали, не объявят ли наш самолет закрытой карантинной зоной. Стыдно признаться, но мне в какой-то момент очень этого захотелось. Тогда, по крайней мере, мы смогли бы наконец выспаться. Я волновалась за брата: спать он теперь ложился, только если я пинками загоняла его в кровать.

К нам подъехала знакомая черная машина. Дверь открылась, и из нее, как всегда, вышел громила-Стив.

— Мисс Мейсон, — кивнул он мне.

— Рада видеть тебя, Стив. — Я криво улыбнулась. — Какие планы на сегодня?

— Я отвезу вас в Центр собраний. Наш караван отправится через полтора часа.

— Маловато времени, — поморщилась я и схватила наши чемоданы.

Стив помог перенести оборудование. Сегодня вечером сенатор Райман выступит с речью перед калифорнийскими республиканцами. Наверняка будет куча интересных высказываний, цитат и журналистов-конкурентов. Мы все должны быть там. Хотелось бы, конечно, хотя бы немного отдохнуть и не пить снова кофеин, но что поделать.

— Спасибо, что встретил.

— Не за что.

Подъехал второй автомобиль. Из него вышел Карлос и тоже бросился помогать нам с вещами. К нему присоединились наши няньки: бедняга Андрес и Хайди — женщина-телохранитель с непроницаемым выражением лица. Думаю, ее к нам приставили по одной-единственной причине: из-за ретинального КА мне требовалась отдельная персональная проверка, а они не хотели, чтобы я во время нее оставалась без сопровождения. Им пришлось провести целую ночь в аэропорту в нашей компании, и теперь они, видимо, уже совсем не питали к нам никаких дружеских чувств.

— Готовы? — спросил Стив.

— Готовы, — подтвердил Шон.

Мы залезли в приятную кондиционированную прохладу автомобиля. Стив поглядел в зеркало заднего вида (удостоверился, что мы пристегнули ремни), а потом включил мигалки и отъехал от тротуара.

Я подняла бровь. Шон мигом понял мой намек и поинтересовался у охранника:

— Друг, у нас какие-нибудь проблемы?

— В городе собралось очень много политиков.

Понятно. Сенатор беспокоится, что злоумышленники, виновные в произошедших трагедиях, попытаются воспользоваться ситуацией и завершить начатое. В конце концов, им удалось покончить только с Баффи, мы ведь выжили. Во мне поднялась волна черной злобы, но я постаралась взять себя в руки. Райман не знал, что предатель сидит в его собственном штабе и что следить нужно за Тейтом. Так какого черта тогда позволил нам лететь на коммерческом самолете?

Шон заметил, как я напряглась, и положил руку мне на плечо.

— Спокойно, — прошептал он.

— Как же.

Я откинулась на сиденье. Лоис вопила в своей переноске, которая стояла у Рика на коленях. Как же хорошо я сейчас ее понимала.

Наш небольшой караван благодаря мигалкам легко объехал пробку при выезде из аэропорта и направился в сторону города. Раньше в Сакраменто устраивали знаменитую ярмарку штата, а еще всевозможные родео и конноспортивные соревнования. А после Пробуждения все мероприятия на открытом воздухе пришлось отменить. В результате город лишился важной статьи дохода, и ему пришлось изыскивать другие пути добывания денег. Они чуть повысили налоги, попросили помощи у богатых спонсоров, заключили несколько выгодных контрактов в сфере безопасности и таким образом насобирали достаточно средств на строительство Центра собраний Сакраменто — нового места для проведения ярмарок и прочих увеселений. На огромной территории теснились разнообразные здания, временные удобства для автоколонн и караванов, четырехзвездочный отель, конференц-центр… и самое большое в стране открытое пространство, которое официально признали безопасным для проведения массовых сборищ. Если нужно выставить своего кандидата, чтобы он прочитал трогательную речь и встал в героическую позу на улице на фоне ярко-голубого неба — лучше Сакраменто для этого места не найти. Именно здесь зачастую решалось, кто станет президентом. Неважно, какая у тебя предвыборная программа, ведешь ли ты честную игру — в конечном итоге все зависело от того, как воспримут люди твое лицо на фоне голубого неба в Сакраменто.

Судя по нашему расписанию, мы проведем в этом городе неделю: сенатор и губернатор будут выступать с речами, встречаться с прессой и просить поддержки могущественных калифорнийских политиков. И не только республиканцев. Я уже знала, сюда приедут несколько влиятельных демократов и независимых кандидатов. Все они хотели сфотографироваться с человеком, который, как считали многие, вполне может стать нашим следующим президентом. Хотя, конечно, когда мы выведем Тейта на чистую воду, по его карьере будет нанесен серьезный удар.

— Господи! — Рик изумленно присвистнул, когда мы подъехали к Центру. — Вы по мелочам не размениваетесь, я смотрю?

— Добро пожаловать в Калифорнию.

Мы с Шоном уже закатывали рукава. Рик посмотрел на нас и нахмурился.

— Не волнуйся, — улыбнулась я. — И на тебя хватит.

Чтобы въехать на территорию, понадобилось сдать четыре анализа крови и позвонить в ЦКПЗ: они должны были подтвердить, что мой случай ретинального КА зарегистрирован официально. Теперь кровь у нас будут брать, если понадобится войти в здание или выйти за пределы зоны. А еще возможны внеочередные проверки, сколь угодно частые — два раза в час, раз в неделю — никогда не знаешь. Пока мы ехали к месту стоянки каравана, Шон развлекался тем, что отслеживал встречающиеся по пути камеры наблюдения и датчики движения.

— Попробуй только начать ходить как зомби — уже через минуту прибежит охрана, — удовлетворенно пояснил он.

— Только не говори, что уже проделывал подобное, — ужаснулся Рик.

— Я не такой дурак. — Шон попытался сделать оскорбленный вид, но у него не очень-то получилось.

— Кое-кто успел раньше него, — вмешалась я. — Сколько тот парень в итоге просидел в тюрьме?

— Два года, но он пошел на это ради науки.

— Ага, конечно.

Я собиралась еще что-то добавить, но тут наша машина свернула на узенькую дорожку, где стоял указатель «Автоколонна № 11». Я выпрямилась на сиденье и поправила очки.

— Приехали.

— Слава богу, — вздохнул Рик.

Все так же нестерпимо палило солнце. Я сняла пиджак, взяла свой ноутбук и принялась осматривать припаркованные автомобили и трейлеры. Обнаружив наконец искомое, я широко улыбнулась.

— Родной любимый грузовик, — проворковал Шон.

— Точно.

Я направилась прямо к нему. Оставшиеся чемоданы вытащит охрана. Основная часть оборудования все равно была в грузовике.

— Заторопилась? — меня нагнал Казинс.

Шон косо на него посмотрел, но Рик не обратил никакого внимания.

— Хочу проверить, как там у мальчиков дела. — Я приложила ладонь к сенсорной панели на дверях грузовика.

Снова иголки, спустя несколько секунд дверь распахнулась. Я оглянулась через плечо и спросила Стива:

— А в каком мы фургоне?

— В том, что с левого краю, там есть табличка с именем. А в соседнем — мистер Казинс. Полагаю, вам не терпится приступить к работе?

— Да, на самом деле… Черт, — спохватилась я. — Речь сенатора.

— Я все сделаю, — неожиданно предложил Шон и пожал плечами в ответ на мой изумленный взгляд. — Вполне могу нацепить костюм и прикинуться вестником. Никто и не заметит подмены, а в приглашении наверняка просто указано «Мейсон». Так, Стив?

— Да… — растерянно откликнулся охранник.

— Решено. Рик, пошли. Пусть Джордж займется работой. — Брат схватил оторопевшего Казинса под руку и поволок прочь.

За ними отправился ухмыляющийся Стив, а я осталась стоять возле фургона. Что это такое только что было? Хотя какая разница — дареному времени в зубы не смотрят.

Перед тем как погрузить автомобиль для транспортировки, мы забрали оттуда все важные системные компоненты: запасные диски с данными, файлы и, конечно, самое главное — карты памяти, с помощью которых можно разблокировать серверы. Я прошла по грузовику и не торопясь запустила все оборудование, последними включила внешние камеры. Я чувствовала себя снова дома. Один за другим вспыхивали экраны, которые в свое время с таким трудом устанавливала еще Баффи. На них под разными углами отображалась стоянка. Никого и ничего. Прекрасно. Теперь надо врубить систему безопасности. Она будет специально вырабатывать помехи, и за нами невозможно будет установить внешнее наблюдение. Разве что ЦРУ под силу через такое пробиться, но если мы имеем дело с ЦРУ — то наша песенка уже в любом случае спета. Я уселась за рабочий стол и открыла окно чата.

В наши дни общение в Сети в основном осуществляется на форумах (только текстовые сообщения, причем не в реальном времени) или по видеосвязи. Теперь уже мало кто помнит старые добрые чаты, которые раньше так любили в Интернете. И хорошо. Если оба собеседника используют свои собственные серверы, можно таким образом легко проскочить незамеченными.

Повезло. В Сети меня как раз поджидал Дейв.

«Что нового?» — набрала я.

«Джорджия? Назовись».

«Пароль „колокольный звон“».

«Принято. Проверяла почту?»

«Еще нет. Мы только приехали».

«Выходи из чата и иди читать. Ты должна сама это увидеть».

Я замерла, уставившись на ярко-белые слова на фоне черного командного окна.

«Насколько все плохо?»

«Плохо. Иди читай».

И я открыла почту.

У меня ушел почти час на то, чтобы просмотреть присланные Дейвом и Аларихом файлы. Еще двадцать минут потребовалось, чтобы прийти в себя. В конце концов я перестала задыхаться и взяла себя в руки, а потом закрыла ноутбук, положила его в чехол и встала. Нужно переодеться. Мне пора на вечеринку.

...

Я всегда знала, что буду журналистом. В детстве они казались мне почти супергероями. Они говорили правду, помогали людям. Через много лет мне предстояло узнать, чем еще занимаются журналисты: ложью, шпионажем, разными подлостями, взятками. Но к тому моменту было уже слишком поздно. Новости проникли мне в кровь. Подобно наркоману, я нуждалась в следующей дозе и никак не могла завязать.

С самого детства мне не нужно было ничего, кроме новостей и правды, я хотела сделать мир лучше. И я ни о чем не жалею. Вернее, не жалела до настоящего момента. Потому что по сравнению с этим я слишком мала, Шон слишком мал. Боже, я так напугана. Но я же наркоман, я не могу остановиться.

«Весточки со Стены»,из неопубликованных файлов Джорджии Мейсон,19 июня 2040 года.

Двадцать четыре

Я ужасно спешила, но, к сожалению, существовали определенные правила: на выступление сенатора и последующий прием гости должны были являться в вечерних нарядах, даже представители прессы. Скажем даже так, в особенности представители прессы — в конце-то концов, все остальные выложили по пятьсот долларов за возможность насладиться речью и поздороваться с сенатором Райманом. А мы нахально пользовались проклятой «свободой прессы». Если нас не пускать — мы разозлимся и начнем копать под них, поэтому они предпочитали делать вид, что контролируют нас: приглашали на подобные мероприятия, прикармливали и осыпали любезностями. Быть может, крупные скандалы им и не удавалось замять таким образом, зато мелкие пакости успешно оставались в тени.

Сотрудники сенатора аккуратно сложили наш с Шоном багаж в фургон, в котором мы с ним будем жить во время стоянки в Сакраменто. К сожалению, после этого здесь успел побывать мой братец — пронесся как ураган в поисках своего парадного костюма. Поверх моих чемоданов теперь лежала целая гора его одежек, оружия, документов и прочего хлама. У меня десять минут ушло, чтобы откопать сумки, и еще пять, чтобы выяснить, в которой же запрятано вечернее платье. Все это время я ругала Шона на чем свет стоит, чтобы хоть как-то отвлечься.

У мужчин очень практичный вечерний наряд — штаны, пиджак и широкий кушак. Даже галстук при желании можно использовать в качестве импровизированного жгута или удавки. Другое дело — дамские платья, которые не менялись с самого Пробуждения и будто специально придуманы для того, чтобы человека в них проще было укокошить. Ненавижу их. Мое сшито на заказ — на юбке сделаны специальные разрезы, в корсаж можно спрятать пистолет и диктофон, а на поясе есть специальный карман для патронов. Но, несмотря на все модификации, это самая непрактичная одежда в моем гардеробе. Вместе с платьем обычно приходится надевать чулки и туфли на каблуках. Хорошо хоть, современные чулки изготавливают из специальных полимеров, так что они очень редко рвутся.

Согласна на туфли на каблуках, согласна на чулки, даже нанесу блеск для губ (так будет казаться, что я сделала макияж). Но линзы надевать отказываюсь. Моя задача очень простая: подобраться к сенатору и моей команде, убедить их в том, что у меня важные новости, и отвести назад в Центр. Все еще ругаясь, я вытащила из бокового кармана дорожной сумки шаль, прицепила значок с удостоверением и вылетела из фургона.

Стив стоял на посту возле стоянки и лениво прослушивал каналы радиосвязи. При виде меня он распрямился, а потом заметил мой наряд, и у него просто отвисла челюсть. Глаза охранника, конечно, скрывали стекла черных очков, но он довольно явственно поводил головой — окидывал взглядом платье, шаль и, наконец, темные очки. Мужчина вопросительно поднял бровь.

— Куда-то собралась?

— Да вот, хочу без приглашения явиться на вечеринку. Подвезешь девушку?

— Но ты же отправила вместо себя брата?

— Выяснилось кое-что важное. Мне нужно быть там.

Стив внимательно посмотрел на меня. Невозможно было понять, о чем он думает. Я встретила его взгляд, тоже сохраняя бесстрастное выражение лица. Мы оба хорошо умеем играть в подобные игры, но в данный момент мне, в отличие от него, есть что терять. В конце концов Стив сдался и едва заметно кивнул.

— Джорджия, это как-то связано с Икли?

Там погиб его напарник. Мы все знали о заговоре. А что если служба безопасности замешана? Но тогда мы бы уже давно были мертвы. Разве нет? А жучки? Я ничего не могла поделать, мы приближались к развязке. Пора выложить карты на стол.

— Да, это связано с Икли, и с ранчо, и с Чаком и Баффи. Пожалуйста. Мне нужно попасть на этот прием.

Стив обдумывал мои слова. Людей его комплекции часто принимают за тугодумов, но я всегда считала его сообразительным парнем. Просто сейчас выдала ему информацию, над которой наша команда трудилась месяцами, и ее надо было переварить. Когда он наконец собрался с мыслями, то уже не медлил ни секунды.

— Майк, Хайди, вы прикрываете ворота. Если меня кто-то вызовет по радиосвязи — скажете, что отошел в туалет и перезвоню потом. Говорите, съел на ужин тушеные бобы — вряд ли кто-то будет интересоваться подробностями.

Хайди нервно хихикнула, этот пронзительный смешок никак не вязался с ее суровой профессиональной внешностью. Майк непонимающе нахмурился:

— Да, сделаем, но зачем?..

— Вас наняли уже после ранчо, так что я, пожалуй, не стану дубасить тебя за подобный вопрос. Есть причины. — Стив обернулся на меня. — Думаю, если бы можно было безбоязненно рассказать о них здесь, ты бы уже рассказала.

Я кивнула. И так выложила слишком много, но он сам упомянул Икли. Врать не хотелось, я же все-таки просила его о помощи. Лгать было бы неправильно.

— Майк, просто сделай и все. — Хайди ткнула напарника локтем в бок, тот стоически выдержал удар, только чуть слышно крякнул. — Стив, мы все поняли. Останемся на воротах, будем прослушивать радио, никому не скажем, что ты ушел.

— Хорошо. Мисс Мейсон? Сюда.

И Стив, шагая поистине километровыми шагами, потащил меня к парковке, к небольшому модифицированном двухместному джипу, который походил на гигантского черного жука. Охранник вытащил из кармана ключ, машина пискнула и двери разблокировались.

— Прошу прощения, но дверь открывать тебе я не буду.

— Конечно.

Это явно новая модель — наверняка, в ручки вмонтированы анализаторы, чтобы какой-нибудь злосчастный водитель не оказался вдруг в замкнутом пространстве вместе с зараженным. Рыцарский дух не умер, просто рыцарь хотел сначала убедиться, что я не зомби.

Стив вел машину очень аккуратно, и это при том, что он явно нервничал — еще бы, покинул свой пост без разрешения и не отчитался о нашем местонахождении. По дороге к городу ни разу не нарушил скоростной режим и мигалки не стал включать. Они бы привлекли слишком много внимания, к тому же нас могли заметить члены предвыборного штаба сенатора. Конечно, камеры наблюдения зафиксировали наш отъезд, но эти записи официально можно будет просмотреть только в случае вспышки вируса.

Здание, где сегодня выступал сенатор, располагалось в центре города, в районе, который полностью перестроили после Пробуждения. Мы с Шоном несколько лет назад делали репортаж о «неблагополучных» районах Сакраменто — протащили камеры через посты охраны и снимали в тех местах города, которые после Пробуждения считались непригодными для жизни: растрескавшийся асфальт, выжженные скелеты домов, в окнах которых до сих пор болтались обрывки специальной ленты со значками биологической угрозы. Глядя на отделанный мрамором и хромом роскошный зал для заседаний, никогда и не подумаешь, что в Сакраменто существуют подобные трущобы. Только если сам там побываешь.

Чтобы добраться до фойе, понадобилось трижды сдавать кровь. Первый анализ у нас взяли на въезде на подземную парковку: к машине подошли швейцары в резиновых перчатках с анализаторами в руках. Этакая специальная форма вежливости: давайте сделаем вид, будто не видим вооруженных автоматчиков на посту охраны. У меня от них мурашки побежали по коже. Дело не в мерах предосторожности, а в том, как это все выставляли напоказ. Никто бы и слова не сказал, вздумай они нас пристрелить. У меня, конечно, работали камеры, но не было схемы расположения охраны, поэтому я не могла передать сигнал (вдруг случайно попаду на их частоту). Если бы Баффи была жива, точно раздобыла бы мне такую схему. Как же нам сейчас ее не хватало. Мы никогда не работали без нее.

Стив остался в гараже караулить машину. У меня-то приглашение и журналистское удостоверение, а у него нет, и реши он сунуться на прием — точно разразится скандал. А мы не могли этого допустить. Пока. В будущем мне предстояло еще много скандалов. Если, конечно, сенатор согласится меня выслушать и у нас вообще будет будущее.

Еще один анализ — чтобы попасть в лифт. И, как ни удивительно, еще один — чтобы из лифта выйти. Интересно, как я могла подвергнуться заражению за те десять секунд, что в нем провела? Загадка. Но раз они тратятся на подобные предосторожности, как минимум один подобный несчастный случай у них уже был. Индикатор загорелся зеленым, и двери распахнулись. А что случится, если в лифте одновременно окажутся несколько человек? Я вышла в холл и сразу же попала в мир, ничего не знающий о Пробуждении.

Понятно теперь, зачем все эти повышенные меры предосторожности. Огромный роскошно обставленный зал словно переместился сюда из прошлого, того прошлого, где еще не орудовали зомби: ни у кого не видно было пистолетов или брони, разве что у нескольких человек на глазах красовались пластиковые блокираторы, характерные для больных с синдромом ретинального КА. Господи, у них тут даже окна до пола. Внимательно приглядевшись, я поняла, что это голограммы — слишком уж идеальный получался из них вид на город. Наверное, так вот и выглядел раньше Сакраменто. Хотя вряд ли, коррупция одолевала нас задолго до зомби.

knizhnik.org

Корм читать онлайн - Мира Грант (Страница 29)

— Шеф, по-моему, ей дышать нечем, — медленно, растягивая слова, предположил Шон. — Ей все еще нужен кислород.

Дверь позади открылась и снова захлопнулась.

— А почему сенатор решил придушить Джорджию? — удивленно поинтересовался Рик.

— Посттравматический шок, — объяснил брат. — Возомнил себя удавом.

— Смейтесь-смейтесь, детишки. — Райман наконец-то разжал руки (я быстренько отступила подальше — а вдруг опять полезет обниматься). — Вы меня до смерти напугали.

— Сенатор, мы сами до смерти напугались. — Я продолжала потихонечку пятиться, пока не оказалась рядом с Шоном.

Брат положил руку мне на плечо. Простой жест, но зато какое я испытала облегчение. Прильнув к нему, я повернулась к незнакомцу.

— Джо, я правильно понимаю?

— Доктор Джозеф Уинн, мемфисское отделение ЦКПЗ, — представился тот.

А потом подошел и пожал мне руку. Хорошее рукопожатие, крепкое, но в меру.

— Передать не могу, как я рад наконец беседовать с вами лично.

— А я рада, что вообще могу беседовать. — Я нахмурилась. — А теперь может мне кто-нибудь объяснить, как так получилось? Вот я стою на шоссе, выполняю свой гражданский долг, а в следующее мгновение внезапно просыпаюсь в изоляторе ЦКПЗ? Было бы здорово получить назад свою одежду. Без нее я чувствую себя голой, а находиться голой в присутствии сенатора Соединенных Штатов не очень-то прилично.

— Забавно вышло, — отозвался Шон.

Я повернула голову и посмотрела на брата.

— И что ты подразумеваешь под словом «забавно»?

Он взял со стола небольшой сверток и передал мне — моя одежда и мешок с оружием и украшениями. Я прижала вновь обретенные вещи к груди, а Шон меж тем продолжил:

— Кто-то позвонил в ЦКПЗ на две минуты раньше тебя и сказал им, что мы все погибли в автокатастрофе.

Целую минуту я не могла вымолвить ни слова — просто молча таращилась на него, а потом повернулась к Джо и сенатору.

— Это правда?

— Ну, милая, — Джо явно было не по себе, — мы обязаны проверять каждый полученный звонок.

— Но у вас же были наши результаты. Вы знали, что мы не мертвецы.

— Результаты можно подделать. Мы сделали все от нас зависящее.

Я нехотя кивнула. По закону, отряд ЦКПЗ имел право пристрелить нас, стерилизовать территорию и сжечь трупы. Странно, что они вообще решили оставить потенциальных зомби в живых и взять анализ крови. Ведь это для них дополнительный риск. Никто бы и слова не сказал, если бы они нас прикончили.

— Почему же вы взяли нас живьем?

— Немногие, мисс Мейсон, — улыбнулся Джо, — могут так решительно и спокойно разговаривать с представителем ЦКПЗ при сложившихся обстоятельствах. Мне захотелось лично встретиться с таким человеком.

— Родители неплохо нас выучили. — Я помахала свертком с одеждой. — У вас здесь есть, где переодеться?

— Келли! — Джо остановил проходившую мимо женщину в белом халате.

Румяная, большеглазая, юная — совсем как Баффи. Да еще длинные светлые волосы, скрепленные заколкой. Я сглотнула комок в горле.

— Джорджия Мейсон, доктор Келли Конноли, — представил нас Джо. — Доктор Конноли, вы не могли бы проводить мисс Мейсон в женскую раздевалку?

— Пошли, Рик. — Шон спрыгнул на пол. — Я тебе покажу мужскую.

— Буду крайне признателен.

Казинс взял со стола такой же, как у меня, сверток.

— Конечно, доктор Уинн, — согласилась Келли. — Мисс Мейсон, сюда.

— Спасибо.

Мы прошли по коридору (этот был выкрашен в приятный желтый цвет) к небольшой комнате с рядами металлических шкафчиков.

— Здесь медсестры переодеваются.

— Благодарю. — Я взялась за ручку и оглянулась на нее. — Обратно я сама дойду.

— Хорошо.

Но Келли не спешила уходить. Казалось, она что-то обдумывает. Мы переглянулись.

— Я читаю ваш сайт, — наконец решилась она. — Каждый день. А раньше, пока вы не отделились, читала вас на «Мостостроителях».

— Да? — Я вздернула бровь. — Чему обязана такой чести?

Девушка покраснела и сконфуженно пролепетала:

— Ваша фамилия. В университете я делала доклад о том, как Келлис-Амберли передается от животного к человеку. И нашла вас, когда искала информацию о… о вашем брате. Мне понравилось, как вы пишете, и я стала читать дальше.

— Ясно.

Келли покраснела больше и явно собиралась еще что-то сказать. Я молча ждала.

— Просто хотела сказать, мне так жаль.

— О чем?.. — нахмурилась я.

— Баффи?

Внутри все мгновенно оцепенело. Я постаралась дышать ровнее и спросила:

— Как вы узнали?

Девушка удивленно посмотрела на меня.

— Я видела сообщение, о том, что ее пост отправили на Стену.

— На Стену? Но как они узнали… боже мой, камеры.

— Мисс Мейсон? Джорджия? С вами все в порядке?

— А? — Я покачала головой и посмотрела на Келли (видимо, на какой-то момент перестала ее замечать). — Я просто… Не думала, что она уже на Стене. Спасибо. За ваши соболезнования.

Я повернулась, прошла в раздевалку, не дожидаясь ее реакции, и закрыла за собой дверь. Пусть считает меня грубиянкой. Я ведь журналист, а все журналисты грубияны. Имидж такой.

В голове, словно подхваченные ветром осенние листья, безостановочно крутились разные мысли. Я сняла белую пижаму и переоделась в свое. Времени понадобилась куча — пришлось тщательно развешивать по местам и рассовывать по нужным карманам все диктофоны, камеры и беспроводные передатчики. Иначе потом в них и за неделю не разберешься.

Баффи на Стене. Конечно же. Значит, семья Месонье уже знает, они послали туда ее пост. Баффи присоединилась к другим бесчисленным жертвам проклятой чумы, почему-то из-за этой простой мысли смерть девушки стала гораздо более реальной. И еще кое-что, кое-что важное: даже когда мы ото всех изолированы, мы остаемся на связи с окружающим миром. Камеры постоянно снимают. Это меня беспокоило.

Я сняла блокиратор и надела черные очки. В них я никогда не чувствую себя голой. Потом дотронулась до сережки.

— Махир.

И спустя несколько секунд услышала знакомый заспанный голос:

— Кто бы это ни звонил — надеюсь, новости хорошие.

— У тебя акцент сильнее, когда ты устаешь.

— Джорджия?

— В точку.

— Джорджия!

— И снова в точку.

— Ты жива!

— Чудом, и мы в отделении ЦКПЗ, так что долго разговаривать не могу.

Махир, умница, сразу же примолк.

— Ты должен скачать материал с внешних камер грузовика и моего мотоцикла; проверь, чтобы все скачалось, а потом сотри исходники.

— А зачем это?..

— Позже объясню. — Когда буду звонить не из правительственного здания, где наверняка все прослушивают. — Сделаешь?

— Конечно. Прямо сейчас и займусь.

— Спасибо, Махир.

— Джорджия? Я очень признателен тебе за то, что ты до сих пор жива.

— Я тоже, Махир, — улыбнулась я. — Раздобудь материал и немного поспи.

Мы разъединились.

Поправив воротник куртки, я стерла с лица улыбку и вышла из раздевалки. Камеры. Как я могла про них забыть?

Наши внешние камеры работают постоянно. Иногда мы потом просматриваем материал и находим что-нибудь важное. Например, однажды Шон, глядя на снимки обычной с виду разделительной линии на шоссе, вычислил свору зомби, которая охотилась неподалеку от городка под названием Колма. Надо рассчитать угол, под которым были сделаны выстрелы; возможно, сможем найти убийцу. Если, конечно, этот неизвестный злодей не успел уже добраться до наших жестких дисков. И если Баффи не поведала своим «друзьям» о нашей страсти к постоянной записи.

Я чувствовала себя специалистом по заговорам. Ну и ладно. Ведь происходящее действительно сильно смахивает на заговор.

У Рика с собой было меньше оборудования, так что, когда я вернулась на пост, все ждали только меня. Казинс умудрился раздобыть где-то кружку кофе. Я посмотрела на него с завистью, но тут Шон протянул мне холодную и запотевшую банку колы.

— Ты истинный бог.

— Сегодня-то я бог, а вот завтра, когда ты будешь оттаскивать меня от моих мертвецов, снова превращусь в идиота, так ведь?

— Точно.

Я открыла банку и сделала большой глоток.

— В ЦКПЗ все хорошо с напитками, я смотрю.

— Стараемся, — согласился Джо.

Я уцепилась за эту фразу, чтобы начать интересующий меня разговор — опустила банку и посмотрела ему в лицо (теперь-то из-за очков моего выражения не разобрать).

— Вам сообщили по телефону, что мы мертвы?

— Судя по записям, они звонили за две минуты до вас. Мы с вами как раз общались, когда мне вывели информацию на монитор.

Так, понятно, почему он стал спрашивать подробности.

— Звонивший назвался? А номер его зафиксировали?

— Боюсь, что нет.

— Это был анонимный звонок, — встрял Шон. — С одноразового мобильника.

— То есть номер есть…

— Только он ничего не дает.

— Класс. — Я не сводила глаз с Джозефа. — Доктор Уинн…

— Просто Джо. Если уж воскресли из официально зарегистрированных мертвых, так уж, пожалуйста, зовите меня по имени. — У меня на лице, видимо, было написано откровенное изумление, потому что мужчина усмехнулся: — Когда ЦКПЗ получает сообщение о том, что у кого-то положительный результат, этот кто-то официально считается мертвым, пока мы не опровергнем подобное заявление и не докажем, что это обман. Стандартная юридическая мера предосторожности.

— Потому что никто обычно не обманывает ЦКПЗ.

— Нельзя так делать, и поверьте, мисс Мейсон, когда мы найдем виновных, мы им хорошенько это втолкуем.

Джо помрачнел. Вполне понятно. В ЦКПЗ в основном работают люди, главная задача которых — помогать другим. И большинство из них искренни в этом желании. Если кто-нибудь и сумеет найти лекарство от Келлис-Амберли, это наверняка будут сотрудники Центра. У них ведь огромные финансовые ресурсы и поддержка по всему миру. Юные идеалисты бьются не на жизнь, а на смерть за должности в ЦКПЗ. Туда берут только лучших. В этой организации работают очень гордые люди, которые не потерпят позорного пятна на своей репутации.

— Держу пари, анонимный звонок сделал тот же человек, который прострелил наши шины.

— Мисс Мейсон…

— Пожалуйста, зовите меня Джорджией.

— Джорджия, я бы не стал делать поспешных выводов. ЦКПЗ нечасто пытаются обмануть, а чтобы при этом автоколонну обстрелял снайпер…

— У нас есть результаты баллистической экспертизы?

Лицо Джо стало непроницаемым.

— Боюсь, эта информация не подлежит разглашению.

Я оглянулась на Раймана, но он тоже безучастно уставился куда-то поверх наших голов.

— Сенатор?

— Прости, Джорджия. Доктор Уинн прав, информация напрямую связана с полицейским расследованием и засекречена.

Слава богу, очки скрывают выражение моего лица. Только Шон, наверное, догадался, как я разозлилась.

— То есть засекречена для прессы.

— Джорджия, послушай…

— Вы серьезно? Получается, будь я простым рядовым обывателем, вы бы ответили на вопрос? Но я работаю на новостном сайте.

Молчание Раймана было красноречивее слов.

— Питер, черт подери. Мы гибнем ради вас, а вы не хотите рассказать, какие они использовали пули? Почему? Если мы репортеры, так, значит, по определению лишены здравого смысла? Так? Сразу же побежим устраивать панику? Потому что погиб наш собственный журналист, а мы, вот те раз, можем на это только написать: «Смерть — отстой!», чтобы никто ничего не заподозрил.

Я хотела подойти к сенатору, но Рик и Шон удержали меня за руки.

— К черту вас. — Я сплюнула на пол, даже не стараясь вырваться из их хватки. — Я была о вас лучшего мнения.

Райман изумленно покачал головой.

— Джорджия. Она мертва. Баффи мертва. Чак мертв. И ты чуть было не погибла, вы все. Чудо, что вы сейчас стоите здесь, что вас не пристрелили и не сожгли. Чудо, что ты сейчас кричишь на меня. Я просто не хочу, чтобы вы тотчас ринулись обратно и погибли! Джорджия, я не потому скрываю информацию, что ты журналист. Я не хочу, чтобы ты умерла.

— При всем моем уважении, сенатор, думаю, подобные решения должны принимать мы сами.

Я стряхнула руку Шона. Рик тоже меня отпустил. Мы трое молча смотрели на Раймана, но тот отвернулся.

— Джорджия, я не хочу, чтобы ваша смерть была на моей совести. На совести моей кампании.

— Тогда, сенатор, мы изо всех сил постараемся не умирать.

Питер наконец поднял глаза. Лицо у него было мрачное — лицо человека, который в самый разгар погони за мечтой вдруг осознал, чего эта мечта может ему стоить.

— Вам вышлют отчеты. Наш самолет вылетает через час. А теперь прошу меня извинить.

Сенатор не стал ждать нашей реакции, а просто повернулся и вышел.

...

…первый раз, когда я встретил Баффи. Боже, да я тогда даже не понял, кого встретил. Так бывает. Мы с Джордж знали: если хотим попасть на «хороший сайт», нам нужен сочинитель. Вы же не можете просто прийти к ним и сказать: «Привет, ребята, у нас тут неполный набор, дайте-ка нам работу». Нам недоставало определенной детали. И этой деталью была Баффи. Только мы тогда об этом не знали.

В блогосфере устраивают виртуальные ярмарки вакансий. Мы с Джорджией вывесили объявление «требуется сочинитель», открыли свой интернет-стенд и стали ждать. Уже было собирались бросить это дело, и вдруг приходит запрос, неизвестная представляется как «Б. Месонье» и заявляет, что у нее нет полевого опыта, но она готова учиться. Мы тогда проболтали тринадцать часов подряд. И в ту же ночь наняли ее.

В жизни не встречал большей чудачки, чем Баффи Месонье. Она обожала компьютеры и поэзию, была истинным технарем (починит твой наладонник, когда ты даже не подозреваешь, что он сломался), любила старые телесериалы и новые фильмы, слушала самую разную музыку, даже такую, которая больше похожа на радиопомехи вперемежку с колокольным звоном. Очень скверно играла на гитаре, но зато всю душу в это вкладывала.

Найдутся такие, кто назовет ее предательницей. Возможно, одним из них буду я сам. Но она все равно была моим другом. Задолго до того, как успела совершить непоправимое. Я был рядом с ней, когда она умерла, и буду по ней скучать. Это самое главное. Она была моим другом.

Баффи, надеюсь, там, где ты сейчас оказалась, есть компьютеры, и дешевые телесериалы, и музыка, и смеющиеся люди. Надеюсь, ты счастлива там, по ту сторону Стены.

Мы скучаем по тебе.

из блога Шона Мейсона«Да здравствует король»,21 апреля 2040 года.

Двадцать

Сенатор вместе со своими телохранителями прилетел в Мемфис на специализированном самолете хьюстонского ЦКПЗ. Такой есть у каждого отделения Центра, всегда в полной боевой готовности. Но не на случай эвакуации: если вдруг произойдет настолько серьезная вспышка вируса, что придется эвакуировать все местное подразделение ЦКПЗ, то скорее всего эвакуировать будет уже просто некого. Самолеты нужны, когда необходимо быстро, а, самое главное, незаметно перевезти с места на место специалистов, пациентов или политиков и других больших шишек. Секретность очень важна, вы же не хотите спровоцировать панику, а паника непременно поднимется, если кто-нибудь вдруг заметит, например, как в город прибыл ведущий мировой специалист по синдромам Келлис-Амберли. Страна постоянно балансирует на грани, в любой момент могут начаться беспорядки, лучше не подливать масла в огонь — и ЦКПЗ об этом отлично известно.

Последний раз я летала на таком самолете в девять лет. Меня показывали Уильяму Кроуэлу, который как раз и считался «ведущим мировым специалистом». Доктор якобы обнаружил лекарство от ретинального КА. Родители всегда охотно бросались в разные нелепые аферы ради громкой истории, так что меня, конечно, потащили к нему в Атланту. Кроуэл был весь насквозь фальшивый, начиная с парика. И лечение тоже оказалось фальшивкой. После «легкой терапии» у меня еще месяц рябило в глазах. Зато удалось полетать на самолете, да еще без Шона — целое приключение. Много ли надо девятилетней девчонке?

А еще маленьким детям в таких самолетах дают конфеты, и пилоты охотно готовы пустить забавную малышку в черных очках в кабину. А вот взрослому журналисту, который страшно не хочет общаться со своими спутниками, вряд ли так повезет. Я страшно обрадовалась, когда через час мы прибыли на место назначения. Неудивительно: сенатор всю дорогу избегал смотреть мне в глаза, а Шон упорно пытался разобрать свое кресло при помощи украденной у охранников отвертки.

И по правилам ЦКПЗ, в полете нельзя пользоваться беспроводными средствами связи. А мы с Махиром так и не успели поговорить. Нам еще трапа не подали, а я уже включила все свои коммуникаторы и тут же получила кучу входящих сообщений. В почтовом ящике скопилось больше пятисот писем, и ни на одно из них мне не хотелось отвечать.

Возле самолета нас встречали шестеро сотрудников службы безопасности. У Стива в руках была плетеная переноска. Рик вскрикнул от радости, протиснулся мимо Шона и уже через мгновение ворковал со своей ненаглядной Лоис. Кошка вытаращила желтые глаза и нервно била хвостом по бокам.

— Лоис выжила, — заметила я, поправляя очки.

— Куда же он без подружки, — покачал головой Шон.

— Тихо, это сцена трогательного воссоединения.

— Остаюсь при своем мнении, — брат запрокинул голову и посмотрел в лицо Стиву. — Ты ему принес зверька?

— Да, — удивленно отозвался великан.

— А мне ты подарок принес?

— Расскажу вам, где грузовик, пойдет?

— Пойдет. Джордж?

— Я, конечно, рассчитывала на миллион долларов, но если ты еще скажешь, где мой мотоцикл, переживу. На этот раз. — Я натянуто улыбнулась. — Привет, Стив.

— Рад видеть тебя живой и в добром здравии, Джорджия.

— А я рада быть живой и в добром здравии.

Сквозь толпу громил-охранников протолкался Ченнинг, теперь уже не главный помощник. Как только стало понятно, что дело вполне может закончиться Белым домом, его повысили до начальника штаба. Роберт моментально вцепился в Раймана мертвой хваткой.

— Сенатор! У нас только двадцать минут, а надо еще через полгорода проехать. Опаздывать категорически нельзя — тогда Тейт будет выступать один.

Прозвучало это так, будто Райману грозил как минимум конец света.

— А мы, конечно, не можем этого допустить? — Сенатор поморщился и сконфуженно посмотрел на нас. — Простите, но…

— Работа есть работа, — кивнула я. — Давай сюда кошку.

Казинс испуганно прижал переноску к груди. Лоис взвыла.

— Зачем это?

— Несмотря на недавние события и обострение идиотизма, мы все еще журналисты. Если нам, конечно, позволят ими быть.

Я искоса поглядела на Раймана, он в ответ кивнул.

— Рик, поедешь с сенатором и сделаешь репортаж о выступлении, что там оно будет из себя представлять…

— Оно для Дочерей американской революции, [Дочери американской революции — женская общественная организация, основанная в 1890 году, членами которой могут быть только прямые потомки участников Войны за независимость США.] — пояснил Роберт.

— Вот именно. — Я нетерпеливо махнула рукой. — Рик, с тебя репортаж об этом самом выступлении, и постарайся сделать его интересным. А мы пока проверим оборудование и разведаем, в какой же очередной притон нас забросила судьба.

Огорченный Рик кивнул и передал мне Лоис. Мне даже немного жалко было их разлучать. Самую капельку. Но нужно переговорить с Шоном, и, как ни гадко самой себе в этом признаваться, переговорить с глазу на глаз. У Рика с Баффи были свои отношения, а Баффи нас предала. Так что он под подозрением. Работать дальше вместе с достопочтенным мистером Казинсом или нет — это мы решим вместе с братом и, естественно, без участия самого мистера Казинса. Если соберемся увольнять — надо тщательно подготовиться.

knizhnik.org


Смотрите также